Алексей Ионов. Новые имена в польской фантастике

Мы привыкли считать, что польская фантастика начинается и заканчивается на двух именах — на Станиславе Леме и Анджее Сапковском. Однако практика показывает, что это далеко не так. Наоборот, за последние двадцать лет в Польше появилось огромное количество оригинальных, ярких и самобытных авторов, которые словно стремятся перещеголять один другого в создании самых харизматичных персонажей, атмосферных миров и увлекательных сюжетов.

На русском языке успели выйти первые четыре книги цикла «Сказания Меекханского пограничья» Роберта М. Вегнера, тетралогия «Владыка ледяного сада» Ярослава Гжендовича, «История жизни Франсуа Вийона» Яцека Комуды, «Идеальное несовершенство» Яцека Дукая, «Всесожжение» Цезария Збешховского, «Тенеграф» Кшиштофа Пискорского, готовятся к выходу книги Марты Краевской, Марцина Подлевского, Павла Майки, новые романы Роберта Вегнера и Ярослава Гжендовича. А недавно поляки начали захватывать и рынок подростковой литературы — стали выходить в переводе первые книги цикла Рафала Косика «Феликс, Нэт и Ника».

Рафал Косик, писатель
У себя на родине цикл «Феликс, Нэт и Ника» уже давно стал бестселлером номер один — по популярности он обогнал «Голодные Игры», «Бегущего в лабиринте» и «Гарри Поттера», а продажи перемахнули за миллион экземпляров (и это при средних тиражах по рынку 5-7 тысяч экземпляров!).

Польские фантасты традиционно создают причудливые и необычные миры, экспериментируют с формой и содержанием, любят смешивать жанры и ненавидят тренды.

Роберт Вегнер, писатель
Меекхан Роберта Вегнера, к примеру, это суровый и мрачный мир, напоминающий средневековую Европу, только объединенную в единую Империю. И если в центре пока все относительно тихо, то вот на границах уже становится беспокойно.

Ярослав Гжендович, писатель
Мидгард Ярослава Гжендовича выглядит смесью скандинавских мифов с босхианскими мотивами, в этом мире возможна магия, а вот электроника, напротив, дает сбой.

А мир Раммы из романа Цезария Збешховского «Всесожжение» — причудливое и нестандартное возможное будущее нашей планеты, в котором стерлась всякая грань между материальным и виртуальным, Бог в прямом смысле покинул планету, а сама цивилизация балансирует на грани коллапса.

Поляки любят экспериментировать с разными жанрами, черпая из них различные составляющие. Так, например, во «Владыке ледяного сада» миф и традиционное фэнтези соседствуют с гуманитарной социальной фантастикой, а в «Тенеграфе» Кшиштофа Пискорского эстетика приключенческих романов «плаща и шпаги» в стиле «Трех мушкетеров» и «Капитана Алатристе» окаймляет одну из самых необычных магических систем в современной фантастике.

Любят поляки и эксперименты с языком. Так, например, Яцек Дукай, смоделировавший для романа «Идеальное несовершенство» далекое будущее человеческой и уже постчеловеческой цивилизации, специально для этой модели придумал целую филологическую систему обозначений существ, находящихся уже вне гендерного деления, со всеми местоимениями, окончаниями и склонениями.

Другая страсть польских фантастов — это малая форма. Многие писатели начинали с рассказов, опубликованных на страницах журнала «Новая фантастика». Популярные рассказы требовали продолжения, и со временем у авторов уже накапливалось какое-то количество историй, объединенных общими героями или единым миром, и когда наступало время выпускать первую книгу, сборник рассказов представлялся наиболее логичным вариантом. Некоторые циклы, наподобие «Ведьмака» и «Меекхана», начинали с рассказов и потом ударялись в огромные романы. Другие, например, «История жизни Франсуа Вийона», полностью уместившаяся под обложкой книги с двойным названием «Имя зверя. Ересиарх», так и остались состоять исключительно из повестей да рассказов.

«Франсуа Вийон», действие которого разворачивается в альтернативной Европе 15 века, в которой ад реален, по лесам бродят демоны и монстры, а города осаждают живые мертвецы, заслуживает отдельного упоминания.

Опираясь на архивные документы, исторические исследования и свидетельства современников, Комуда рисует столь мрачную и суровую картинку, что Вестерос Джорджа Мартина в сравнении кажется Диснейлендом. А проводником по этому миру служит Франсуа Вийон, реальная историческая фигура, хитроумный и талантливый поэт, а также бродяга, мошенник, вор и убийца. В общем, фигура крайне сложная и противоречивая. Вроде бы и презирающий заповеди грешник, а сражается с демонами и бесами. Вроде бы грабитель и мошенник, а моральные принципы не позволяют ему водить дружбу с безумными убийцами и сатанистами. При Железном троне такой бы пригодился.

И это я еще не упоминал других харизматичных персонажей вроде косморазведчика Вукко Драккайнена или лейтенанта Горной стражи Кеннета-лив-Даравита, лихо закрученные и увлекательные сюжеты, полные неожиданных открытий и откровений, эпических событий, масштабных войн и сражений, интриг и приключений.

В общем, среди польской фантастики вы обязательно найдете что-то свое. Любители классического фэнтези, эпических сюжетов и героических приключений должны оценить «Сказания Меекханского пограничья», для ценителей мрачной атмосферы и неоднозначных персонажей обязательно подойдет «История жизни Франсуа Вийона» Яцека Комуды, а фанатам Питера Уоттса, Ханну Раяниеми и другой зубодробительной научной фантастики в срочном порядке нужно ознакомиться с романами Яцека Дукая «Идеальное несовершенство» и Цезария Збешховского «Всесожжение». Ну и разумеется, ценители подростковой литературы не должны приходить мимо цикла Рафала Косика «Феликс, Нет и Ника».

Приятного вам чтения!

Все книги подборки

24.06.2019 14:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх