«Волшебники» Льва Гроссмана: между Гарри Поттером и Нарнией


На русском языке вышли «Волшебники» Льва Гроссмана, первая часть культовой трилогии, которую критики любят называть «Гарри Поттером для взрослых». Бойкий лозунг на обложке не вполне точен. Тут не очередная история о волшебной школе, а скорее деконструкция этого жанра.
В свое время Джоан Роулинг (а до нее, например, Астрид Линдгрен и много кто еще) очаровала весь мир фантазией о том, что несчастный, унижаемый, затравленный, щуплый очкарик может стать героем и спасителем в Волшебной стране. А главное — там он найдет друзей, любовь и смысл жизни. Гарри — типичный викторианский сиротка из романов Диккенса с поправкой на другую эпоху и магические способности.
Признаемся себе, что мы тоже хотим попасть в волшебную страну и в глубине души уверены, что там мы были бы вечно и осмысленно счастливы. На этом построено невероятное количество фэнтезийной литературы разной степени талантливости. Лев Гроссман задается другими вопросами. Что если депрессивный зануда попадет в колледж волшебников, но не обретет там счастья? Что остается тому, кто и в загадочном Брекбиллсе чувствует себя вечно лишним?
 
 
Фантастический дискурс лишь повод для Гроссмана — книголюба, интеллектуала, литературного критика журнала Time, поговорить о жанре фэнтези и о его выдающемся представителе Клайве Стейплзе Льюисе. Потому что в мире «Волшебников» есть прекрасная книжная страна Филлори, в которой читатель сразу же угадает Нарнию. Льюис впустил в свою Нарнию чистых душой детей, у Гроссмана Филлори манит к себе разочаровавшихся гиков. Но сможет ли придуманное волшебство изменить их?
Вообще, искать литературные аллюзии на страницах книг Гроссмана — отдельное удовольствие. Самые внимательные уже составляют списки, в которых можно найти не только очевидного Теренса Уайта, Толкина или Мартина, но и, например… Григория Чхартишвили. «Волшебники» — это вам не развлекательное фэнтези на один вечер, а необычные размышления о природе магического и остроумная хвала нашему миру, который эскаписты типа Льюиса сделали по-настоящему волшебным местом. Итак, книги Гроссмана — это не только оммаж Льюису, но и полемика с его Нарнией. Но Гроссман не единственный фантаст, желающий поквитаться с кумирами детства. Они известны, они любимы и уважаемы, но им есть что сказать о классиках жанра.
 
Джордж Мартин
Автор самой популярной эпической саги в мире критикует своего предшественника Дж. Р. Р. Толкина за излишнюю наивность, однозначность и категоричность: «Толкин утверждает, что Арагорн, став королем, правил мудро и добродетельно. Но Толкин не задает важных вопросов. Какова, спрашиваю я, была при Арагорне система сбора податей? Как он организовал воинскую повинность? И что насчет орков? Да, Саурона больше нет, но орки никуда не делись — они спрятались в горах. Так что же сделает Арагорн? Попытается интегрировать их в общество или устроит геноцид и уничтожит всех до единого — вплоть до последнего маленького оркчонка?»
Все книги

Филип Пулман
Нарнийскому циклу Пулман, который стал Ричардом Докинзом мира фэнтези, противопоставляет свои богоборческие «Темные начала». Самого же Льюиса он презирает за религиозную пропаганду в детских книгах, называет женоненавистником и намекает, что философия писателя не имеет ничего общего с христианской моралью.
Все книги

Нил Гейман
Гейман известен своими постмодернистскими вариантами «Алисы в стране Чудес» и «Маугли» («Коралина» и «История с кладбищем» соответственно). Впрочем, от него досталось не только братьям Гримм (от его варианта «Белоснежки» кровь стынет в жилах), но и многострадальному Льюису. Писатель не мог обойти вниманием один из самых неоднозначных моментов цикла — изгнание из Нарнии Сьюзен. Его версию события можно найти в рассказе «Проблема Сьюзен», чтение которого рискует стать травмирующим опытом, если в детстве вы мечтали найти Нарнию в собственном платяном шкафу.
Все книги
В оформлении использованы кадры из сериала «The Magicians», Источник: SyFy.

08.08.2016 16:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх