«Уроки Джейн Остин»: как шесть романов изменили одну жизнь

В издательстве «Livebook» вышла книга «Уроки Джейн Остин» публициста и критика Уильяма Дерезевица. В ней он рассказывает рассказывает о том, как благодаря мудрости Джейн Остин и урокам, спрятанным на страницах ее книг, изменилась его жизнь.

Уильям Дерезевиц
«Если бы мне в восемнадцать, двадцать или двадцать пять лет кто-то сказал, что самую значительную роль в моем читательском опыте сыграет Джейн Остин, я окрестил бы его сумасшедшим. С чего бы это дюжина опубликованных в 1810-х годах романов о провинциальных молодых англичанках должна как-либо повлиять на юного еврея из Нью-Йорка в 1990-х? Но я выяснил следующее: книги не пишут коллективно, они также не являются коллективным достоянием. Книги пишут личности, обращаясь к отдельным читателям; и принадлежат книги тем, кто их любит. О чем же говорила мне Остин? Ну, в первую очередь, о том, каким идиотом я был в различных вещах, к примеру, в тех, которые касаются отношений. Ещё о том, сколь многому может научить меня женская точка зрения. И наконец, больше всего Остин рассказывала о том, что мне не нужно бояться познавать себя — другими словами, ошибаться насчет себя. Кроме этого из ее книг я усвоил самый важный урок: я могу перестать защищаться, вылезти из окопов, снять с себя броню. Это послание помогло мне признавать свои ошибки, быть уязвимым и продолжать расти. Не так давно я проходил собеседование на должность профессора английской литературы. В самом конце глава комитета по найму задала мне вопрос, который ей, похоже, не терпелось озвучить в течение всей встречи. Взглянув на мое резюме — в нем было указано, что я защитил диссертацию на тему „Роман о сообществе: от Джейн Остин до Модернизма“, опубликовал книгу „Джейн Остин и поэты-романтики“ и планировал научную работу под названием „Дружба: культурологическая история от Джейн Остин до Дженнифер Энистон“, — она спросила: — Так почему же Джейн Остин? Мне хотелось дать ей достойный ответ. Но возможно ли объяснить словами глубокую привязанность? Я старался выдумать умный, тонкий ответ о чистоте прозы Остин или ее блестящей сатире, однако всё это не годилось; к тому же я столько раз уже отвечал подобным образом. В результате, я выпалил то, что так давно твердил сам себе: — Видите ли, — сказал я, — похоже, все свои познания о жизни я получил, читая Джейн Остин».

Отрывок из книги «Уроки Джейн Остин»


1-17228-1500021520-8703.png Как только я согласился с этим, все стало обретать смысл. Теперь, всерьез задумавшись, я понял, что любовь Элинор, Элизабет, Эммы и вообще любовь в романах Остин зиждется на доброте, взрослении, умении учиться и дружить. Любовь для Остин — не то, что случается с вами нежданно-негаданно, а то, к чему необходимо себя подготовить. Пока Элизабет была уверена в своей абсолютной правоте, пока Эмма пренебрегала своими близкими, пока Марианна игнорировала советы сестры по поводу морального долга перед соседями и семьей, их сердца были наглухо закрыты. Прежде чем влюбиться в кого-то, нужно познать себя, — считала Остин. Другими словами, требуется повзрослеть. Любовь не изменит вас волшебным образом, не сделает лучше, не превратит в совершенно иного человека (еще одна сказочка, на которую я купился); любовь «наложится» на уже готовую сформировавшуюся личность.

Любви тоже надо учиться, — утверждает Остин в «Нортенгерском аббатстве». Правда, в книге речь шла о любви к гиацинтам и романам, и мне никогда не приходило в голову, что учиться нужно и самой любви, романтической привязанности к другому человеку. Казалось бы, что может быть более естественным, чем способность влюбляться? А вот Остин уверена, как бы странно это ни звучало, что способность любить не является у нас врожденной. С ее точки зрения, вовсе не обязательно быть молодым, чтобы испытывать глубокие чувства; скорее, наоборот, молодость препятствует проявлению глубоких чувств. Да, по нашим меркам, почти все героини Остин довольно юны, однако к тому времени, когда к ним приходила любовь, они успевали избыть наивность и невежество. К тому же одной из героинь было уже двадцать семь — возраст, так пугавший Марианну; еще двум — по меньшей мере тридцать пять. Что до Марианны, то шестнадцать ей в начале романа, а в конце — на три года больше: она достигла возраста сестры, и, наконец-то, стала так же мудра, как Элинор.

Однако познать только себя, по мнению Остин, недостаточно. Нужно еще понять человека, в которого влюбляешься, и, вопреки нашим с Марианной мечтам, это не происходит в одночасье. Для Остин любовь с первого взгляда — противоречивое понятие. Страсть с первого взгляда, вереница фантазий и образов, пробудившихся с первого взгляда, — это Остин признает. Но любовь с первого взгляда — никогда. Каким бы скучными ни казались суждения Элинор, они были правильными: необходимо часто встречаться, наблюдать за человеком, выслушивать его идеи и мнения. Для близкого знакомства недостаточно ни мгновения, ни недели; нужно много времени и терпения.

14.07.2017 12:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх