«Творчество должно быть радостным!». Эксклюзивное интервью с авторами «Дневников Вишенки»

Храбрая и любопытная Вишенка — обычная десятилетняя девчонка, которая обязательно станет знаменитой писательницей когда вырастет. Но все это потом, а пока — время приключений, загадок и интересных встреч! Мы поговорили с авторами книг про Вишенку — Жорисом Шамбленом и Орели Нейре, и задали им несколько каверзных вопросов.

Лабиринт Как появилась идея комикса «Дневники Вишенки»?

Жорис Шамблен Когда я был маленьким, зачитывался детскими детективами, а еще очень любил комиксы, причем самые разные. Потом я вырос и стал работать как сценарист, начав с коротких историй, но как только представилась возможность взяться за длинную, для меня было абсолютно естественным выбрать жанр детского детектива. Таким образом, эта серия появилась на свет, во-первых, благодаря моему глубочайшему желанию сочинять комиксы, а во-вторых — потому что она полностью отвечает моим личным вкусам. Я очень ценю поэтику ежедневного, прочность семейных уз и язык эмоций. Основные ингредиенты «Дневников Вишенки».

Орели Нейре Ну, а раз у Жориса появилась история, ему, само собой, захотелось, чтобы ее кто-то нарисовал. Он начал искать иллюстратора, и однажды наткнулся на мои работы, которые я выкладывала в своем блоге. Тогда он написал мне коротенький мейл, в котором очень сжато изложил сюжет 1-го тома — у меня в голове тотчас начали появляться образы, и я ответила «да». Мы начали работать; и первым этапом такой работы стала подготовка досье для представления издателю. Это заняло некоторое время, но в конце концов нам все удалось.

Л Как родился персонаж Вишенки? Он изначально был таким или претерпел изменения?

ЖШ Во французских комиксах не так много героинь. Чаще всего они просто сопровождают главного героя, а в детском комиксе как правило играют роль эдаких умильных мамаш, которые обожают своих сынуль, модные магазины, макияж и дельфинов… Мне же хотелось рассказать историю «настоящей» девочки, которая не боится испачкаться, ходит с расцарапанными коленками, сердится, врет, уминает печеньки за обе щеки… Короче говоря, ведет себя как все дети! И поэтому ее внешность сильно менялась по мере того, как проявлялся характер.

ОН Вишенка должна была выглядеть как обычная девочка, которая любит гулять в лесу, а не как принцесса в розовых рюшках. Поэтому мы выбрали для нее практичную одежду, выдержанную в осенней цветовой гамме. Но прежде чем прийти к тому образу, который вы сегодня знаете, мне пришлось немало потрудиться и перебрать множество вариантов. Она успела побывать и блондинкой, и брюнеткой… Решающей стала идея нацепить на нее широкополую шляпу — мы поняли, что наша героиня должна стать 11-летним Индианой Джонсом, только девочкой. Уже потом я, что называется, узнала ее поближе — научилась понимать ее движения, жесты… К тому же, по ходу повествования Вишенка взрослеет и становится все более самостоятельной. Чтобы правильно отобразить такие нюансы, я обращалась к собственным воспоминаниям из детства, дополняя ими описания, данные Жорисом в сценарии.

ЖШ А вот дальше произошло кое-что интересное: я полностью переписал всю историю, исходя из внешности персонажей и той ауры, которая от них естественным образом исходила. Первая версия сценария в итоге стала всего лишь наброском, она будто ждала появления подходящих актеров.

Л Какова главная мысль, которую вы хотели донести этой серией?

ЖШ Вопрос довольно обширный… Не знаю, есть ли там какие-то мысли и месседжи, я бы говорил скорее о ценностях. Но если уж выделять главную мысль, то ее, наверное, можно сформулировать так: как научиться выражать словами эмоции, вербализовать свои чувства к тем, кого любишь. Ведь по жизни можно идти только так.

Л Читатели Вишенки — кто они?

ЖШ Например, читатели «Гарри Поттера». Немного мечтатели, вне зависимости от возраста или пола; те, кому нравится верить в вымышленные миры, переживать сильные и глубокие эмоции в рамках контекста, оставляющего, тем не менее, чувство уверенности. «Дневники Вишенки» дают им возможность ненадолго погрузиться в состояние «внутреннего покоя» — а это, по нашему убеждению, очень важно в сегодняшней жизни.

ОН На автограф-сессиях мы видим в основном девочек 8–10 лет, но хватает также и мальчиков, и даже бабушек-дедушек, которые покупают книги уже не для внуков, а для себя. Я думаю, многим девочкам нравится следить за приключениями начинающего детектива, поскольку чаще всего эта роль отдается мальчишкам. Вишенка — девочка «из жизни», далекая от привычных стереотипов, и дети легко узнают в ней себя. Но то же самое зачастую касается и родителей, которые говорят, что наши книги напоминают им детство. Несомненно, это связано с тем, что мы насытили историю собственными воспоминаниями, что делает ее в чем-то бессмертной.


Л В чем, на ваш взгляд, секрет успеха Вишенки?

ЖШ Я подозреваю, что именно в этом — в способности дарить людям момент «паузы», передышки в каждодневной текучке, момент, когда можно прислушаться к себе, от которого становится хорошо на душе и который повышает настроение. Возможно, это прозвучит слишком претенциозно, но это именно те ощущения, которые я сам испытываю, работая над серией, и об этом же мне рассказывают читатели на творческих встречах и автограф-сессиях. Мне часто говорят «спасибо»! Такое ощущение, будто я сам расту, развиваюсь благодаря Вишенке, и то же самое испытывают читатели… Хорошая книга — та, которая позволяет нам лучше узнать себя.

ОН Объяснить секрет успеха всегда очень сложно. Я думаю, публике понравилась естественность Вишенки… С самого первого тома мы пытались взять максимально искренний тон, а уж взяв его, идти до конца, не обращая внимания на все эти разговоры об успехе. Мы предпочли максимально раскрыть персонажа тогда, когда этого потребовал сюжет, а не воспользоваться «проверенными рецептами», которые поднимают популярность. И читатели это чувствуют… Да и нам самим как читателям ближе такой подход, поэтому мы стараемся не отступать от него и в качестве авторов. Разумеется, есть в успехе и изрядная доля случая, какого-то волшебства, которое никто не в состоянии просчитать. Просто нам повезло найти свою публику, и это замечательно.

Л Можете намекнуть, сколько томов нас еще ожидает и какие приключения впереди?

ЖШ В принципе основная серия «Дневников Вишенки» рассчитана на пять томов. Вишенка любит раскрывать чужие секреты потому, что у нее есть свой собственный, связанный с отсутствием отца. Пять томов рассказывают нам о том, как она растет, несмотря на это… Сейчас мы заканчиваем пятый том, и у меня масса идей для других книг, действие которых крутится вокруг основной серии, равно как и для нового цикла. Но ничего конкретного пока нет.

Л Расскажите какие-нибудь забавные истории из закулисья: как создавалась Вишенка? Может, были смешные случаи или, наоборот, проблемы в процесс работы?

ЖШ В 1-м томе наступает момент, когда Вишенка теряет нить своего расследования. Тогда она идет в магазин и попадает на парочку продавцов краски. Так вот, ради смеха мы решили придать им наши черты. Иными словами, в трудный момент авторы приходят на помощь своему персонажу. Это добавляет истории немного тепла.

ОН А еще где-то во 2-м томе я себя нарисовала в компании моего друга… И в том же 2-м томе в комнате Вишенки можно заметить постер… который ужасно похож на обложку 1-го тома.

ЖШ А, вот еще любопытная история «из закулисья». Во 2-м томе Вишенка приходит в гости к мадам Дежарден; на тот момент я еще не очень хорошо представлял себе этого персонажа… Орели нужно было нарисовать интерьер ее квартиры, и чтобы он не состоял из одних только книг, она добавила множество сувениров, маленьких вещичек из разных поездок. Тут-то я и понял, что мадам Дежарден много путешествовала. То есть чисто графическая находка Орели позволила придать жизни моему персонажу, взглянуть на него по-новому.


ОН Были и не только забавные вещи. Например, когда мы приступили к 4-му тому, я вдруг поняла, что сценарий Жориса перескакивает с 50-й страницы сразу на 52-ю, причем никто этого до сих пор не заметил! Пришлось срочно допридумывать целую страницу, чтобы аккуратно дополнить историю и избежать пропуска. Нам нередко доводится полностью переписывать ту или иную сцену непосредственно перед рисованием, хочется ведь сделать все в наилучшем виде.

ЖШ Думаю, мы оба можем сказать, что совместная работа нам давалось легко, да. Мы постоянно обменивались мнениями, и каждому всегда удавалось донести свою точку зрения так, чтобы не обидеть другого, без каких бы то ни было эгоистических побуждений, а исключительно для пользы общего дела. Ведь нам обоим хотелось сделать отличную книжку! А мы оба одинаково требовательны и к себе, и к другому, никто не готов просто так уступать. И каждый раз мы гордимся полученным результатом, ведь это плод в полном смысле слова общих усилий, непростых, но проникнутых духом подлинного взаимоуважения, умения слушать друг друга.

Л Как вы работаете? Какие инструменты используете?

ЖШ Работа всегда начинается с обсуждения. Я спрашиваю Орели, что бы она хотела нарисовать. Она отвечает, как правило, довольно спонтанно (скажем, «снег» для третьего тома или «большой дом на берегу моря» для четвертого), а я все это записываю, хотя на этот момент уже представляю, как будут развиваться персонажи. Когда обсуждение завершается, я уединяюсь в своем уголке, чтобы продумать саму историю. Задача такова: когда Орели закончит рисовать очередной том, у меня должен быть полностью готов сценарий следующего. И до сих пор у нас это получалось. Когда же я заканчиваю текущую историю, я отсылаю ее Орели. Сценарий подробно расписан: полоса за полосой, кадр за кадром — с точным описанием раскадровки и того, что происходит в каждом конкретном кадре (но Орели, разумеется, всегда вольна что-то изменить, если ей это продиктует вдохновение); диалоги тоже расписаны полностью. Я всегда даю ей том целиком, единым куском, чтобы она сразу могла ухватить общий ритм, почувствовать стиль декораций и с первого взгляда понять, нравится ли история.

ОН Жорис присылает мне очень подробную раскадровку, но это делается прежде всего для того, чтобы я сразу могла ухватить смысл каждой страницы, а не чтобы навязать мне свое видение. Дело в том, что Жорис сочиняет много разных историй и постепенно начинает их забывать, а столь подробный подход к раскадровке позволяет ему с первого взгляда понять, что он, собственно хотел ей сказать. Сперва я читаю историю целиком, и как только у меня появляются первые впечатления, мы их обсуждаем. Потом мы что-то исправляем — сцены, диалоги, — выбираем подходящие декорации. После этого я приступаю к прорисовке новых персонажей (в карандаше) и сбору материала, необходимого для изображения выбранных декораций. Как только этот этап заканчивается, я начинаю набрасывать сториборд.

ЖШ И тут начинается пинг-понг длиной в год. Орели присылает мне 5 страниц сториборда, я делаю к ним свои маленькие замечания. Она вносит правку и присылает мне эти же 5 страниц в туши. При необходимости я опять что-то подправляю, она вносит правку, возвращает странички мне, и тут я говорю «ваууууууу!». После чего приходит черед следующих 5 страниц.

ОН Я работаю на графическом планшете. Все этапы создания комикса выполнены с помощью этого инструмента, как графика, так и цвет. То есть, компьютер занимает главное место в моей работе, этот инструмент обеспечивает мне наибольший комфорт. Только вот на нем нет волшебной кнопки «красивый рисунок», и сам по себе компьютер ничего не нарисует. Так или иначе это плод моего труда, причем труда ручного, и моих личных решений.

Л Как вы пришли в комикс?

ЖШ Мои родители — большие любители банд дессине, у нас дома их всегда было очень много. Так что к комиксам я приобщился с раннего детства. Ну, и как все дети, я обожал рисовать, мне нравилось создавать собственных героев, придумывать им всякие приключения. С возрастом эта тяга к придумыванию историй никуда не делась, поэтому я приложил максимум усилий, чтобы превратить ее в профессию. Путь был нелегким, полным всевозможных препятствий, но в итоге я своего добился.

ОН Признаться, это вышло довольно случайно. Я всегда знала, что хочу сделать рисование своей профессией, но склонялась скорее к иллюстрации, а не к комиксу. Когда я начала показывать свои работы, многие замечали, что мой графический стиль хорошо подходит именно к комиксам, только мне совсем не хотелось взваливать на себя столь долгий и утомительный труд, каким является рисование полноценного комиксного альбома. Однако судьба распорядилась иначе: я получила предложение от Жориса, и история Вишенки так мне понравилась, что я сходу втянулась в пятитомную авантюру.

Л Что вы посоветуете начинающим авторам комиксов? Поделитесь секретами мастерства.

ЖШ Первое — быть абсолютно уверенным, что вы хотите заниматься именно этим. Желание делать комиксы, испытывать подлинное удовольствие от работы — вот основа всего. Второе — лучший способ научиться рисовать комиксы, это… рисовать комиксы! Никогда не зацикливайтесь на результате, старайтесь сосредоточиться исключительно на процессе. Если вы молодой автор, вы по определению не можете знать всего. Пробуйте, ищите, ошибайтесь, не останавливайтесь на достигнутом. Учитесь рисовать все: воду, камни, деревья… Учитесь точно изображать движения, позы. Осваивайте все способы передачи эмоций, свойственных вашему персонажу, как мимические, так и телесные. Наблюдайте за миром, который вас окружает.

То же касается и молодых сценаристов. Будьте упорными и терпеливыми. Не хватайтесь сразу за длинную историю на целый альбом, начните с коротких рассказов, постепенно увеличивая их объем. А главное — читайте и перечитывайте их, обсуждайте с другими, найдите подходящего собеседника, который сможет задать вам правильные вопросы. И не забывайте учиться, постоянно оттачивайте свое мастерство. Комикс — результат долгого, кропотливого труда. Это длительное плавание, и чаще всего против течения. Спрашивайте себя: почему я выбрал именно эту историю и именно этот способ ее рассказать, почему я захотел сделать из нее комикс? Старайтесь почаще себя удивлять, не удовлетворяйтесь первыми же идеями. Сделайте ваших героев неидеальными, придумайте им слабости и заставьте их вступить с ними в бой. Пусть они становятся сильнее благодаря в большей степени своему упорству, а не сиюминутному успеху. Создавайте персонажей, имеющих убеждения. Будьте точны в том, что пишете. Не лгите. И главное, главное — развлекайтесь! Творчество должно быть радостным!

ОН Как можно больше рисовать. Наблюдать-рисовать, рисовать-наблюдать… И так без конца. Но главное — сохранять удовольствие от работы, это ключевой фактор, особенно в долгосрочной перспективе.

Л Расскажите немного о других ваших проектах, комиксных и не только.

ЖШ Преимущество сценариста в том, что он может одновременно работать над нескольким проектами. В моем активе уже есть 15 комиксов и 5 романов для детей, а прямо сейчас я занят сразу пятью детскими сериями, причем работа над ними идет параллельно. Плюс целый ряд проектов находится на стадии замысла. А еще этим летом я сотрудничал с компанией Disney Presse, результатом чего стала серия историй про Микки и Дональда для журнала Le journal de Mickey. Я пишу каждый день. Например, сейчас я, помимо прочего, занят работой над анимационной экранизацией одной из моих серий «Энола и необычайные звери». Это история девочки-ветеринара, специалиста по фантастическим животным.

ОН Сейчас я работаю над новой серией по сценарию Жана-Мари Омона и Шарлотты Жирар (авторов серии «Путешествие Я-Я»). Это приключенческий комикс для детей, действие которого развивается на фоне исторических событий. Мне очень близок этот проект (по-другому у меня, похоже, не получается), довольно отличающийся от «Дневников Вишенки». Впрочем, общие черты у них тоже есть: главные персонажи — дети с не очень простым характером; они сталкиваются с ситуациями, не самыми очевидными для юных героев, и отстаивают ценности, которые я полностью разделяю. Ну, и я, само собой, пользуюсь моментом, который можно назвать «послевкусием Вишенки», чтобы взяться за проекты более личные, заявляющие о по-настоящему важных для меня темах.

Все книги подборки

08.05.2018 15:42, @Labirint.ru



⇧ Наверх