Такие разные «Гуси-лебеди». О новых книгах «Детлита»


Логотип «Детлита» на обложках хорошо помнят современные родители: десятилетиями эта анаграмма была своего рода «знаком качества». Издательство родилось более 80 лет назад и стало первым, выпускающим именно литературу для детей и подростков (как тогда говорили чаще, чем сейчас, «юношества»). А что издает «Детская литература» сегодня?
 

 
Мы полистали и почитали некоторые книги, а теперь хотим поделиться эмоциями. В первую очередь — ностальгическими. Репринтами, в целом, никого не удивишь, на волне интереса к любимым книгам прошлого мы снова стали читать Сергея Голицына, Валерия Медведева и Михаила Коршунова, а малышам покупать книги с иллюстрациями Татьяны Васильевой, Татьяны Мавриной и тонкие книжечки с народными сказками в видении Кочергина.
Редакция «Детской литературы» сосредоточилась на народных и авторских сказках, но и о чтении для школьников не забыла, сделав подарок заодно и родителям, скучавшим по проникновенным детским рассказам Любови Воронковой и фантазиям на сказочные темы Владислава Бахревского. Кстати, обе эти книги вышли с иллюстрациями Генриха Валька. Его динамичную графику и игру с цветом сложно не полюбить, как и сложно не любить тонкую, прочувствованную детализацию в этих историях о мальчиках и девочках с открытыми и горячими сердцами.
 
Отрывок из книги В. Бахревского «Дядюшка Шорох и Шуршавы»
У Любы Тряпичницы был один-разъединый друг — Старый Пень. Самый настоящий пень. Кора с него давно спала, солнце его высушило и посеребрило. Жучки, червячки, паучки и муравьи проточили в нем ходы и выходы, и Люба Тряпичница не знала, какое это было дерево.
Она приходила к своему другу, когда было хорошо, но чаще, когда было плохо. Садилась боком на толстый, похожий на казачье седло корень, прижималась к пеньку щекой и замирала. Внутри Старого Пня всегда шла жизнь. Что-то шуршало, скреблось, вызвенивало, вытренькивало. Звуки были ласковее, осторожные, словно жители Старого Пня старались не помешать друг другу.
Сердечко Любы Тряпичницы, собранное в тугой жесткий комочек, отходило, разжималось, становилось просторным, да таким, что все ее обидчики находили в нем приют и доброе слово.
 

«Из дневника Вовика Башмакова» — совсем иная по настроению книга. Динамику в ней можно проследить по дням — Вовка старается из каждого события сделать нечто невероятное. Оттого и иллюстрации здесь — яркие, даже гротескные. Анатолий Митяев, главный редактор журнала «Мурзилка» и киностудии «Союзмультфильм», написал много хороших рассказов и сказок, а эта повесть — одно из последних его произведений, созданное уже в период перестройки. В ней и настоящая дружба, и первая любовь, и отношения детей и родителей… и дети, готовые бороться с несправедливостью мира во что бы то ни стало. А еще, конечно, мечтать.
 
Возвращаясь к сказкам для самых маленьких: у «Детской литературы» уже довольно большая библиотека сборников в твердой обложке, иллюстрации в которых навевают приятные воспоминания из детства. Причем выбрать себе «Гусей-лебедей» вы можете по своему вкусу — с иллюстрациями Льва Токмакова, Николая Устинова или Марианны Беляевой. У каждого художника — свой стиль. В сборнике «Лесное яблочко» вы увидите воздушные и при этом неуловимо геометрические цветные образы сказочных героев, отчасти иронические, отчасти просто веселые. Николай Устинов — мастер пейзажа, его гуси-лебеди взмывают над полями, лесами и деревнями, а мы любуемся каждой веточкой. Ну, а в сборнике «Снегурушка и лиса» иллюстрации уютные, теплых тонов, с живой выразительной мимикой людей и животных и прочувствованным русским колоритом. Уточнение для читателей, собирающих коллекцию: обратите внимание, в «Бобовом зернышке» с иллюстрациями Беляевой состав сказок примерно тот же. Так что смело выбирайте по обложке, внутри — плотный качественный офсет и четкая печать, словом, все правильно.
 
 

 
Невероятной красоты портреты — иначе не скажешь — животных и птиц кисти Татьяны Васильевой мы видим в сборнике «Аленушкины сказки». Здесь рассказы Бианки, Гаршина, Льва Толстого и Мамина-Сибиряка, которые, пожалуй, все в обязательном порядке читают в начальной школе. Даже в ситуации сказочного допущения звери изображены не антропоморфными, а похожими на себя настоящих. И когда воробушек присаживается на ветку, чтобы поговорить с выглядывающим из воды ершом, взгляд читателя скользит по ряске и ярким синим крыльям стрекоз — именно так мы представляем себе уютный берег реки.
 

 
А напоследок — пара слов о книге, которая выбивается из этого ряда собственно детской литературы, но не сказать о которой — преступление. Это «От двух до пяти» Чуковского — книга, в которой собран, обработан и представлен просто невероятный лингвистический материал. Все самое прекрасное, смешное и проницательное, что только встречается в забавных детских «ляпсусах». Читайте, улыбайтесь и обязательно обращайте внимание на то, какие невероятные языковые шутки порождает детский язык.
 


13.09.2016 12:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх