Слово переводчику. Серж Генсбур. Талантливый пианист, романтик и циник в одном лице

О книге «Мысли, приколы и всякие выкрутасы» французского поэта, композитора, актера, режиссера, художника, одного из самых богемных французских шансонье прошлого столетия Сержа Генсбура (1928−1991) рассказывает переводчик книги Дмитрий Савосин.

Дмитрий Савосин Я впервые увидел Генсбура, когда мне было девять лет. Мой дедушка, тогда еще вполне бодрый, взял меня с собой в кино — на французский фильм «Ох уж этот дед». Наверное, он думал, что это комедия — французские комедии тогда как раз были очень популярны… но оказалось — вполне взрослая мелодрама о том, как деревенский старик мирит приехавшую к нему из Парижа супружескую чету, ласково величая ссорящихся внучат «поколением подонков». В этом фильме был второстепенный персонаж, едва ли не самый яркий и живой, и уж куда многомернее остальных — сельский оригинал, разочарованный в жизни и женщинах, одинокий пьяница и ловец бабочек, талантливый пианист, романтик и циник в одном лице. Фактически это набросок того самого Генсбура (а именно он этого персонажа и сыграл, написав еще и музыку к фильму) — поэта и актера, каким его ныне знают во всем мире.

Потом, гораздо позже, в пору моего увлечения джазом, я слушал песни Бориса Виана и узнал, что он сильно повлиял на некоего знаменитого французского барда, которого тогда в компаниях, слушавших магнитофонные записи французского шансона, сравнивали с Владимиром Высоцким — видимо, из-за сходного «хулиганского» имиджа. Это был тот самый пианист и ловец бабочек из старого фильма…

Если сравнить тексты, лившиеся с той магнитофонной ленты, с песнями, которые исполнял Монтан (это и вовсе классический французский язык Превера), или Беко (простой шансон), да и других шансонье, — сразу ясно, что от генсбуровских текстов веяло … не то чтоб свободой — но незнакомой тогда нам современной, стремительно развивавшейся западной Европой шестидесятых-семидесятых с ее яркими персонажами — от уличного аккордеониста до отвязного завсегдатая ночных баров. Публику которых Генсбур знал как никто другой — ведь он, совсем юным, еще в конце 50-х годов начав с игры на пианино в одном из таких заведений, выступал там и в зрелые годы, став настоящей звездой. Причем любил исполнять там песни эпатажные, подчас оскорбительные для «богатеев», о которых он говорил: «Богатеи — вот кто действительно меня ненавидит».

А ненавидели его многие — за сногсшибательный успех у красивейших женщин при «убогой роже, какую мне дал Господь» (это он — сам о себе), просто за успех у публики и за дерзкий, неуживчивый, вздорный характер. Да и за издевательский роман «Евгений Соколов», герой которого — художник, рисующий собственными фекалиями. В сущности, Серж Генсбур воплощал хорошо известный французской культуре тип «проклятого поэта» — в его творчестве часто слышен трагизм, осмеивающий сам себя, словно клоун гримасничает через силу, сквозь собственное отвращение к жизни.

После того как любители французского шансона и французского кино получили все возможности познакомиться с его творчеством близко (он много играл в кино как актер и снял четыре фильма как режиссер), у него нашлось немало поклонников у нас в России. И это прекрасно — ведь именно Генсбуру суждено было стать символом, эмблемой целого поколения эпохи сексуальной революции и рок-н-ролла.

В этой книге собраны высказывания, стихи, песни и афоризмы Сержа Генсбура с первых лет его творчества и до самой смерти. Если читатель уже знает и любит этого нескладного, некрасивого и невероятно обаятельного художника, в этих фрагментах перед ним галопом, наспех, но все-таки пройдет вся его по-своему уникальная «звездная» жизнь, может быть, и нескладная с обывательской точки зрения, да зато счастливая жизнь подлинного артиста.

В оформлении материала использована фотография Сержа Генсбура с сайта «The Red List».

Все книги подборки

02.02.2018 16:12, @Labirint.ru



⇧ Наверх