«Самое интересное для меня — это люди и время». Интервью с Марией Голиковой

Мария Голикова буквально ворвалась в литературу: еще вчера о ней ничего не было известно, а сегодня книги, вышедшие в «ИД Мещерякова», лидируют в продажах «Лабиринта». Кто же такая Мария Голикова? И как получилось, что она стала писателем? Какие тайны хранят в себе «Тридцать третий румб» и «Файолеана»? Об этом и о многом другом Мария рассказала читателям «Лабиринта».

Лабиринт Мария, начнем с традиционного вопроса: как и когда Вы поняли, что хотите стать писателем?

Мария Голикова Я родилась в Свердловске (ныне Екатеринбург) в медицинской семье. Безмерно уважала призвание родителей — у них это настоящее призвание. А я еще в детстве поняла, что медицина — это не мое, и нужно искать свой путь. Пробовала разные занятия, пока наконец не осознала, что хочу только одного: писать книги. Тогда я поступила на филфак Уральского государственного университета. Специализировалась по языкознанию. Университет стал для меня отличной литературной школой, и я очень благодарна моим учителям.
Сочиняла всегда, сколько себя помню. Но проза увлекла меня не сразу, я начинала со стихов. Ходила в литобъединение — сначала при университете, потом при журнале «Урал». Примерно в то же время меня захватила рок-музыка, я стала писать песни, даже появилась своя группа. Впрочем, она просуществовала совсем недолго, и музыка отошла на дальний план, как только я переключилась со стихов на прозу.

Л Рок-музыка — это единственное Ваше хобби? Или у Вас есть еще увлечения?

МГ Когда меня спрашивают, чем я увлекаюсь, какие у меня хобби, я всегда несколько теряюсь, потому что мое главное увлечение — книги, над которыми я работаю. Впрочем, музыку, пожалуй, могу назвать своим хобби — люблю посидеть с гитарой, изредка даже что-то записываю в студии.



Л А чтение? Любили ли Вы в детстве читать? Какие книги повлияли на Ваше становление?

МГ В детстве я читала очень много. Если перечислять все, что я любила и перечитывала, то получится слишком длинный список. Попробую выбрать произведения, которые повлияли на меня сильнее всего.
Моей любимой сказкой была «Мэри Поппинс» Памелы Трэверс. В мире этой книги чудесное и обыденное не противоречат друг другу, и тяга к необычному и волшебному никоим образом не мешает любить порядок и хорошо налаженный быт. По-моему, это очень правильный и мудрый подход… Из сказочников ярче всего запомнились Шарль Перро и Ганс Христиан Андерсен.
Я обожала книги о животных. Авторов можно долго перечислять — Джеймс Оливер Кервуд, Джеймс Хэрриот, Джеральд Даррелл, Эрнест Сетон-Томпсон, Ян Грабовский, Борис Рябинин
Одним из главных писателей моего детства стал Марк Твен. «Приключения Тома Сойера» и «Приключения Гекльберри Финна» с иллюстрациями Г. Фитингофа я перечитывала столько раз, что знала едва ли не наизусть, а «Принц и нищий» произвел неизгладимое впечатление, открыв мне жанр исторического романа.
Очень важной, особенной, значимой книгой для меня стал роман Харпер Ли «Убить пересмешника».
Ну и, безусловно, Артур Конан Дойль. Самое любимое у него — рассказы и повести о Шерлоке Холмсе и исторический роман «Белый отряд», который он сам считал своим лучшим произведением.
А еще я очень любила морские приключения. Без них мое детство было бы другим… «Остров сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона, «Дети капитана Гранта» Жюля Верна, «Одиссея капитана Блада» Рафаэля Сабатини, «Вокруг света на "Коршуне"» и «Морские рассказы» К. М. Станюковича и еще многое, многое… Конечно, тут нельзя не назвать и моего земляка, замечательного писателя Владислава Петровича Крапивина, чьи книги колоссально на меня повлияли. Самая любимая — «Тень каравеллы». Странное дело — Екатеринбург находится далеко от моря, но есть в нем что-то, заставляющее мечтать о море и настраиваться именно на морские истории.

Л Вот о море мы поговорим подробнее! Ведь Ваш роман «Тридцать третий румб» как раз о море! Почему именно эта тема Вас привлекла? И как возник замысел книги?

МГ Да, выбор темы удивляет многих — она же традиционно считается, мягко говоря, не женской. Пожалуй, морская тема заинтересовала меня, когда я в пять лет впервые увидела море. Отчетливо помню, что первой мыслью было не искупаться, а уйти в плавание, чтобы не было видно берегов… А вообще, есть необъяснимое ощущение, что эта тема всегда была со мной. «Тридцать третий румб» посвящен памяти моего отца Валерия Федоровича Голикова. Он не был связан с морем в своей профессии, преподавал в медицинской академии, но превосходно знал географию и очень любил морскую литературу. Это он увлек меня книгами по теме, а я подхватила это увлечение. Со временем обнаружила удивительную вещь: что у меня, оказывается, есть своя история о море, совсем не похожая на те, о которых я читала. Довольно долго я прислушивалась к ней, засыпая, представляла себе эпизоды из нее… А потом вдруг поняла, что нужно ее записать.

Л Эпиграф к роману взят из Николая Гумилева. Вам близок этот поэт?

МГ Да, близок и интересен. Я со школьных лет серьезно занимаюсь изучением его жизни и творчества. Итогом этих исследований стал биографический роман о нем, который я сейчас заканчиваю. Но причина появления эпиграфа — не только в этом.
Как-то раз давно, еще в детстве, мне в руки попался номер альманаха «Атеистические чтения» — помните такое замечательное издание, в котором было все, кроме атеизма? В этом номере меня заинтересовал большой материал о кораблях — призраках. Поясню: здесь имеется в виду не «Летучий голландец», хотя это самый настоящий корабль-призрак. Кораблями-призраками называют суда, найденные с полностью отсутствующим или погибшим экипажем. В этой статье рассказывалось о знаменитом судне «Мария Целеста». Меня невероятно впечатлила эта история, я потом долго думала о ней, строила различные гипотезы, которые объяснили бы все факты, и решила, что корабль-призрак — отличная тема для книги.
А годы спустя, изучая материалы о Гумилеве, в воспоминаниях его друга Георгия Иванова, тоже одного из моих любимых поэтов, я встретила следующий эпизод: однажды Георгий Иванов прочитал где-то о корабле-призраке и рассказал о нем Николаю Гумилеву. Тот очень заинтересовался, вдохновился и собрался написать об этом роман. Но, увы, роман этот он написать не успел — расстрел в 1921-м оборвал его жизнь в 35 лет… После такого совпадения я решила, что будет правильно взять эпиграф к «Тридцать третьему румбу» именно из Гумилева. В романе есть и эпизод, вдохновленный этой темой.

Л Это очень интересно! А есть ли еще необычные факты, связанные с романом?

МГ Да, один неочевидный для читателей момент. В конце «Тридцать третьего румба» есть приложение — там небольшая историко-научная справка о кораблях-призраках и отрывки из документов, воспоминаний, так или иначе связанные с темами романа. Так вот, хочу открыть тайну: два последних отрывка там придуманы мной. В том, который завершает книгу, дается намек на дальнейшую судьбу главных героев… Но остальные отрывки подлинные — и это, пожалуй, самое невероятное.



Л А «Файолеана»? С этим циклом повестей связано что-то необычное? Как возник замысел этой серии и сколько всего в ней будет книг?

МГ «Файолеана» появилась совершенно неожиданно. Несколько лет назад в моем воображении вдруг возникла первая сцена, герои и предчувствие большой истории. И, как это нередко бывает, между появлением идеи и ее воплощением прошло довольно долгое время настройки на сюжет. А потом начался насыщенный период непосредственной работы над текстом. Частей будет как минимум шесть. Возможно, и больше — пока не могу точно сказать, потому что даже распланированный сюжет порой преподносит сюрпризы. Примечательно, что главная тема «Файолеаны» — именно то, как складываются сюжеты, как мы выбираем свои сказки, а сказки выбирают нас. В этом смысле работать над «Файолеаной» очень интересно, потому что, с одной стороны, замысел появился сразу целиком, на всю серию, и я знаю, что будет в финале, а с другой — когда оформляешь этот замысел в слова, очень многое в нем меняется, уточняется, раскрывается. Это захватывающее путешествие. И при этом события книги невозможно менять произвольно! Это просто не получается. Их словно бы предчувствуешь, угадываешь в процессе работы — и потом понимаешь, что иного пути ни у героев, ни у тебя нет.

Л Как сложилось Ваше сотрудничество с «Издательским Домом Мещерякова»?

МГ Замечательно! Очень надеюсь, что это сотрудничество еще только начинается. Впечатления от работы над первыми книгами у меня самые лучшие. В «ИДМ» я вижу настоящий профессионализм, любовь к своему делу, внимание к каждой детали, чтобы все работало на художественный замысел, -- и уважительное отношение к тексту. И, безусловно, великолепное оформление книг. Фантастические иллюстрации.

Л Насколько верно художники сумели передать Ваш замысел?

МГ В этом смысле мне невероятно повезло. Иллюстрации замечательного мариниста Александра Чепеля к «Тридцать третьему румбу» не просто соответствуют роману — они дарят ему еще одно измерение. Они пропитаны морем, от них словно веет соленым ветром. В них удивительно точно передано время, эпоха — и эмоции, настроение, динамика каждой сцены. А какие там корабли! Других иллюстраций к этому роману я просто не представляю.
Цикл повестей «Файолеана» иллюстрирует необыкновенная художница Мария Рязанцева. Ей удалось не просто показать события книги, но и нарисовать все то, что гораздо легче описать словами, чем изобразить: ощущения героев в момент, когда с ними происходит чудо, мечты и сны, сказки, незримо присутствующие в нашей привычной реальности, бег времени… Все эти темы играют важную роль в «Файолеане», и я рада, что в иллюстрациях удалось это передать.

Л Ну и в завершение беседы хочется спросить, какой жанр Вам наиболее близок? Ведь Ваши интересы разнообразны, а вот о чем интереснее писать?

МГ Мои самые любимые жанры — это фэнтези (литературная сказка в реалистическом обличье) и исторический роман. Впрочем, жанровые границы не всегда легко определить. Интересно экспериментировать, пробовать себя в разных жанрах, работать на стыке жанров… Я мечтаю написать антиутопию, есть идеи для психологического романа. Но в любом случае, в любом жанре самое интересное для меня — это люди и время.

Все книги подборки

09.02.2018 21:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх