Русские офицеры о революции: мемуары

В этом году в издательстве «Абрис/Олма» вышла серия, приуроченная к столетию революции. В книгах серии «Портрет эпохи» собраны отрывки из воспоминаний современников событий — военачальников красного и белого движений, депутатов государственной думы и министров временного правительства. О серии рассказывает издательство.

Все они приносили присягу одному знамени — и одному правителю, каждый любил свою страну, был верен ей и готов был отдать за нее жизнь без малейшего колебания. Февральские и октябрьские события разделили их, сделав непримиримыми врагами. Книга многоголосна — и парадоксальным образом оказывается, что обе стороны смотрели на многие вещи совершенно одинаково, понимая причины революции — и ее последствия для всего народа. Колчак и Брусилов, Блюхер и Деникин, Егоров и Врангель. За каждым именем — легенда, трагедия, и эти воспоминания, может быть, напомнят, как опасно, когда в обществе пускают смертоносные корни раскол и междоусобица.


Антон Деникин. Революция в Петрограде

1-14250-1467967919-7359.jpgВосстание вспыхнуло стихийно, застав всех врасплох. В исполнительном комитете Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов впоследствии были даны разъяснения, что „восстание солдат произошло независимо от рабочих, с которыми солдаты еще накануне переворота никакой связи не имели“. Что касается думских и общественных кругов, то они подготовлены были к перевороту, а не к революции и в ее бушующем пламени не могли сохранить душевное равновесие и холодный расчет».

Александр Колчак. Из писем к Анне Тимиревой

1-14250-1467967919-7359.jpgНикогда я не чувствовал себя таким одиноким, как в те часы, когда я сознавал, что за мной нет нужной реальной силы, кроме совершенно условного личного влияния на отдельных людей и массы. А последние, охваченные революционным экстазом, находились в состоянии какой-то истерии с инстинктивным стремлением к разрушению, заложенным в основание духовной сущности каждого человека. Лишний раз я убедился, как легко овладеть истеричной толпой, как дешевы ее восторги, как жалки лавры ее руководителей. Десять дней я занимался политикой и чувствую глубокое к ней отвращение.

Я хотел вести свой флот по пути славы и чести, я хотел дать Родине вооруженную силу, как я ее понимаю, для решения тех задач, которые так или иначе, рано или поздно будут решены, но бессмысленное и глупое правительство и обезумевший, дикий, неспособный выйти из психологии рабов народ этого не захотели».


Григорий Семенов. Из воспоминаний

1-14250-1467967919-7359.jpgРеволюцию все ждали, и все же она пришла неожиданно. Особенно в момент ее прихода мало кто предвидел в ней начало конца Российского государства; мало кто верил в возможность развития крайних течений до степени полного забвения интересов государства. Поэтому вначале приход революции приветствовался всеми, начиная от рабочих и кончая главнокомандующими фронтами. Не учли того, что малокультурность нашего народа, общая усталость от тяжелой продолжительной войны, разруха и недостатки снабжения увлекут страну в пропасть, вынося к власти элементы, русскому народу чуждые и к благополучию его равнодушные».

Александр Верховский. Россия на Голгофе

1-14250-1467967919-7359.jpgМы все виноваты. Мы разбиты потому, что перед лицом злобного врага мы занялись внутренними счетами и вместо общих усилий для обороны страны в междоусобной злобе надорвали свои последние силы. Довольно же злобы, довольно ненависти, довольно политических метаний и мечтаний. Смертной мукой, невыносимым страданием были для всех, кто любит свою родную землю, эти страшные годы войны и месяцы революции. С Голгофы страдания засияет и новый свет; начнет строиться новая русская земля, где все будут иметь равное право на место под солнцем, где все классы общества будут братьями, одинаково любимыми общей матерью-Родиной, где закон и меч защитят каждого человека от всяких попыток насилия. Велики переживаемые нами испытания, но в горе нашем найдем в себе силы прощения».

Алексей Брусилов. Мои воспоминания

1-14250-1467967919-7359.jpg…ко времени воцарения Николая II русская держава лишь по наружности была спокойна и сильна. Бессмысленная война с Японией вызвала революцию. Заключить союз с Францией, много лет готовиться к войне на Западном фронте и неожиданно разбить себе лоб в дальневосточной авантюре — все это было, несомненно, безрассудно. Этим Николай II расстроил боеспособность русской армии, финансы государства и заставил «за здорово живешь» пролить бессмысленно море русской крови. Первый акт русской революции 1905−1907 годов и вызван был этой преступной детской затеей. Это было первое и очень важное предупреждение провидения, что в государстве неблагополучно и что нужно принять серьезные радикальные меры.

И что же было сделано? Обещанные реформы были смазаны и приняли весьма уродливый вид. Было объявлено, что, невзирая на данную конституцию, самодержавие продолжает существовать под флагом „держи и не пущай“, и мы начали опять готовиться к войне на Западе…».


Александр Егоров. Разгром Деникина

1-14250-1467967919-7359.jpgЦелью гражданской войны всегда является и будет являться не создание условий, вынуждающих одну из сторон к прекращению борьбы, а полное уничтожение живой силы противника с окончательным разгромом его баз, ибо нет никаких практических возможностей к сожительству таких двух взаимно исключающих систем. Деникин считал возможным уничтожение большевизма, а вместе с тем и режима советской власти путем захвата Москвы. В этом — одна из коренных ошибок Деникина: сдача столицы ни в какой степени не определяла окончательно падения советской власти… Красное же командование, исходя из принципа необходимости полного уничтожения противника, задавалось при всех положениях именно этой целью».

Читать отрывок из книги «Русские офицеры о Революции» (7,58 МБ).

07.11.2017 12:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх