Рубрика Афанасия Мамедова. Без сонета нет поэта

Зеленая лампа.
Авторская рубрика Афанасия Мамедова


Достаточно закинуть слово «сонет» в YouTube, чтобы лишний раз убедиться в том, что сонету все возрасты покорны. Первым выпадает, конечно, Шекспир. Его сонеты выстраиваются по номерам, и кто их только ни читает: профессиональные актеры на сцене и в автомобиле, юные девицы и молоденькие франты с двухнедельной щетиной и айфоном в руке. Читают сонеты Шекспира и люди пожилые, тут преобладают два варианта: в шляпах — чтобы скрыть лысину или в полумраке — чтобы скрыть морщины. Оно и понятно, Шекспир и на YouTube — Шекспир. Несколько реже читают сонеты русских поэтов Серебряного века, еще реже — поэтов современных.

Хуже обстоит дело в Википедии, о сонете там сказано до обидного мало, фигурируют лишь пресловутые четырнадцать строк, о которых знают все. Вот тут и вспомнишь о замечательном двуязычном сборнике издательства «Текст» под названием «Французский сонет».

Тем, кто обзаведется этой книгой, не нужно «бегать» на YouTube или «молить» Википедию, чтобы она рассказала побольше. Достаточно открыть прекрасную статью поэта, испаниста, переводчика с испанского Натальи Ванханен «Стойкость красоты», чтобы узнать о сонете вообще и о французском сонете в частности все самое необходимое:

«Сонет родился в Италии в XIII веке и жив по сей день. Отцом его считается итальянец, адвокат из Палермо, Джакомо да Лентино. Искусный стихотворец, он в виде эксперимента, году в 1220-м, сочетал два четверостишия с двумя трехстишиями, приладив их друг к другу так, что четверостишия объединялись по принципу рифмовки АВАВ АВАВ, а трехстишия — СDС СDС. До него восьмистишие, впрочем, существовало как самостоятельная форма, родившаяся в Сицилии, — "сицилиана". Кстати, "cицилиана" способствовала появлению на свет еще одной знаменитой строфы — октавы (Н. В., "Стойкость красоты") ».

Нужно сказать, что нет таких поэтов, которые бы ни писали самих сонетов и ни писали бы о сонетах: «Наверное, ни одна поэтическая форма не удостоилась таких воспеваний, как сонет: поэты пишут о нем, как о живом существе, а точнее — кумире, которому необходимо курить фимиам, не то прогневается, и с ним тогда не совладать (Н. В., "Стойкость красоты") ». Это как в роке: сначала команда должна сыграть рок-н-ролл, а после уже публика решит, ломать ей скамейки от восторга или тянуть пальцами жвачку от скуки.

А дальше с книгой под мышкой можно отправляется в самостоятельное плавание, если захочется, конечно. А то, что захочется, — это совершенно точно. Ведь вам предстоит путешествие по четырем векам французского сонета: от начала ХVI в. до конца ХХ в., от Возрождения и баррокко до модерна. Предстоит встреча как с теми поэтами, о которых вы наверняка слышали, так и с теми, кого откроете для себя впервые. Известных имен будет все-таки больше, поскольку, главным образом, в антологии представлены поэты первого ряда, такие как Пьер де Ронсар, Альфред де Мюссе, Теофиль Готье, Леконт де Лиль, Шарль Бодлер, Теодор де Бонвиль, Анри де Ренье, Жозе-Мария де Эредиа, Артюр Рембо, Стефан Малларме, Поль Верлен, Поль Валери и др.

Для затравки приведу лишь несколько примеров изысканного французского сонета из книги.

Шарль Бодлер
(1821−1867)
Предсуществование

Я прежде обитал в совсем иных широтах,
Под древним портиком, где тысячи колонн
Светились, уходя в закатный небосклон,
Прямей базальтовых столбов в прибрежных гротах.

Под вечер налетал тропический циклон,
Огни зарниц, двоясь в морских водоворотах,
Сливались в музыку, и в сводчатых воротах
Стоял я, слушая, как злится аквилон.

Не видел я, живя в счастливой летаргии,
Нигде лазурней волн и неба розовей,
Там опахалами из пальмовых ветвей

Мне остужали лоб невольницы нагие,
Дабы, вдыхая зной их намащенных тел,
От знанья скорбных тайн я умереть хотел.

Альбер Самен
(1859−1900)
Летние часы

Опять хрусталь от дымки матов,
От блеска золотой каймы,
Любовь опять продлили мы
Ожесточеньем ароматов.

О розы летние, не зря
Ваш поздний пыл меня дурманит
И сумрачным дыханьем манит,
О близкой смерти говоря.

Ты персик разрезаешь спелый,
А лето со своей капеллой
Шумит садами позади,

Бокалы наполняя соком,
И брызги на твоей груди
Твердят о скорбном и высоком.

Стефан Малларме
(1842−1898)
***

Развенчан полог кружевной,
Проемы неба опустели,
Открыв отсутствие постели
За упраздненной пеленой.

Соперницы в игре одной,
Две половинки отлетели
На подоконником — не те ли,
Что опускаются волной

К уснувшей лютне, к позолоте
Порозовевшей полой плоти,
Покоящейся на окне,

Как будто музыкой видений
Явилось в бледной тишине
Дитя несбывшихся рождений.

Кто-то может сказать: зачем мне ваша антология, если я и сам могу открыть томик того же Мюссе и найти там его сонеты. Нет, и еще раз нет. Во-первых, переводы, на которые вы наткнетесь, наверняка окажутся пусть и добротными, но старыми. А новые переводы, представленные в антологии французского сонета, стоит прочитать, даже если вы в совершенстве владеете оригиналом, ведь каждый новый перевод — это новый взгляд, новое прочтение, увеличение масштаба, без которого многие детали стихотворения либо ускользают от нас, либо выглядят иначе. Во-вторых, и — это важно — только благодаря антологии, т. е. собранию определенных стихов в рамках определенного времени, вы можете составить себе полное представление о таком явлении, как французский сонет. И, наконец, в-третьих, каждая антология — это составленный букет, он всякий раз разный, не бывает двух одинаковых антологий, а убери из сборника, замени на других парочку авторов — и это будет уже совсем другая картина.

Книга, о которой мы говорим, предельно цельная. Быть может, в виду того обстоятельства, что собрана она из переводов одного автора. Хорошо это или плохо —зависит от уровня переводчика, от его класса. О Романе Дубровкине мы уже писали, когда рассказывали о книге Стефане Малларме во «Втором пришествии Малларме».

Он дебютировал в 1977 году переводами, опубликованными в поэтических томах знаменитой «Библиотеки всемирной литературы». Был практически сразу замечен ведущими мастерами поэтического перевода — М. Ваксмахером, В. Левиком и Л. Гинзбургом. Сам Дубровкин считает себя прямым последователем известного поэта, переводчика и художника советского времени Аркадия Штейнберга. Роману Дубровкину принадлежат переводы с английского, французского, немецкого, итальянского и даже новогреческого. Переводил он Э. По, Г. Лонгфелло, Р. Киплинга, У. Б. Йейтса, Р. Фроста, П. Ронсара, В. Гюго, А. Рембо, Э. Верхарна, К. Брентано, Ф. Петрарку, Т. Тассо, Микеланджело, К. Кавафиса, Й. Сефериса, Я. Рицоса и многих других поэтов. Стал лауреатом литературной премии «Мастер» (2014) за перевод поэмы Торквато Тассо «Освобожденный Иерусалим».

Оценить качество его переводов продвинутые читатели смогут тут же — книга издана в серии «Билингва», каждый сонет представлен не только в переводе, но и на языке оригинала.

Свою вступительную статью к антологии «Французский сонет» Наталья Ванханен назвала «Стойкость красоты». И, думаю, не будет преувеличением сказать, что это одна из самых красивых «текстовских» книг. Вероятно, еще и поэтому ее хочется читать не спеша, со «вкусом, толком и расстановкой». И тогда четыре века французского сонета под строгой николя-пуссеновской обложкой пронесутся как четыре времени года, каждое из которых запомнится вам надолго.

Цитаты из статьи Натальи Ванханен «Стойкость красоты»


1-14250-1467967919-7359.jpgСонет похож на римскую виллу. Снаружи добротность и сдержанное достоинство, простота и стройность формы — кирпич и глина, все необходимое и ничего лишнего. А мраморные лестницы, статуи, мозаичные полы, фрески, словом, роскошь — внутри».

1-14250-1467967919-7359.jpgИстория русского сонета начинается сравнительно поздно. Эту форму дарит нашей поэзии переводчик: в 1732 году В. К. Тредиаковский публикует свой перевод сонета де Барро. Постепенно выкристаллизовывается классический русский сонет. И неклассический тоже: мы восхищаемся завораживающей «онегинской» строфой, не распознавая в ней сонетной основы, настолько это пушкинское изобретение впитало в себя разноплеменные стиховые достижения».

1-14250-1467967919-7359.jpgЕсли поэт вдруг, безотчетно, написал стихотворение в форме сонета — он достиг, наконец, настоящего мастерства».

1-14250-1467967919-7359.jpgПоэт и переводчик Владимир Микушевич говорил: «Если поэт вдруг, безотчетно, написал стихотворение в форме сонета — он достиг наконец настоящего мастерства».

Все книги подборки

15.01.2018 17:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх