Понятная наука. Читаем научпоп — от неандертальцев до черных дыр


Повсюду мир, огромный и не очень понятный. Бесконечен ли космос и существовал ли он всегда? Почему человечество до сих пор не победило старость? Правда ли то, что мы произошли от обезьян? Что мешает путешествовать во времени или телепортироваться туда, куда только захочешь? Наконец, что такое эти нанотехнологии и действительно ли опасны ГМО? Ответы на эти вопросы — не в газетах, наполненных рекламой, и не в развлекательных передачах по телевидению. Они — в научно-популярных книгах, жанре, который все больше читают во всем мире. В честь приближающейся уже восемнадцатой по счету книжной ярмарки Non/fictio№, открытие которой пройдет 30 ноября в московском ЦДХ, мы сделали подборку любимого научпопа нашей редакции.

Основы основ — простым языком 
Возникновение вселенной, черные дыры, путешествия во времени… «Интерстеллар», «Марсианин», «Теория большого взрыва» и всевозможная фантастика сделали большую науку занятием модным, престижным и весьма романтичным, а гики и нерды даже выделились в отдельную субкультуру. Сталкиваясь с чудовищными сложностями вычислений, юный ученый заметно сникает, но лишь поначалу; хорошие учителя обязательно приведут светлый разум к триумфу. Один из лучших учителей сегодня — это Стивен Хокинг, живая легенда, человек, оставшийся, несмотря на невероятные жизненные трудности, оптимистом и джентльменом. Хокинг умеет простыми словами и с чисто английским юмором рассказывать о сложнейших вещах; его книги о вселенной интересно читать и взрослым, и детям.

Биология и эволюция: кто наши предки и что будет дальше? 
Путешествуя на своем «Бигле», любопытный англичанин Чарльз Дарвин проводил время в постоянных наблюдениях за всем живым. Не секрет, что оценивал он все живое в том числе и на вкус. Корабельному коку выдалась завидная для любого повара возможность хорошенько поупражняться в кулинарном мастерстве, готовя разнообразных птиц и животных, которых великий естествоиспытатель уже успел изучить, хорошенько при этом проголодавшись. Чарльз Дарвин был человеком рассудительным и, вернувшись из дальних краев, целых двадцать лет размышлял над своей теорией эволюции до того, как опубликовал книгу. Мир науки изменился: Дарвин не только выдвинул догадки, впоследствии не раз подтвердившиеся, но и предвидел многое из открытого уже после его кончины.

 
 

 
С деревьев — прямо за компьютер 
Эволюция, происхождение человека и прочих видов — штука сложная. Нам, кажется, проще выбрать ответ, лежащий на поверхности, и объяснить все чудеса живого мира вмешательством сверхъестественного существа, пришельцев или рептилоидов с планеты Нибиру, не углубляясь в биологические дебри. Однако, как оказалось, можно рассказать обо всем доступно и очень интересно. Так, например, это сделал профессор Александр Марков, доктор биологических наук и лауреат премии «Просветитель». В двухтомнике «Эволюция человека» занимательно и подробно описаны все этапы долгого пути человека к от общего предка с современными обезьянами к экрану компьютера. Со всеми естественными преградами и неприятностями вроде диких зверей, суровых условий жизни, малосимпатичных неандерталок и сквозняков в пещере. Еще один пример захватывающего рассказа об эволюции — «Эгоистичный ген» выдающегося британского ученого-этолога, популяризатора науки и пропагандиста научного материализма Ричарда Докинза. В этом году книге исполняется сорок лет — и продажи все еще бьют рекорды, а сам Докинз не упускает возможности дополнить свой труд обновленными данными, полученными современной наукой. Немало времени ученый уделяет дискуссии с креационистами, сторонниками «разумного замысла». В отличие от России, где научные позиции все еще пользуются относительным авторитетом, а религия отделена от государства законом, кое-где на западе креационисты всерьез отстаивают свои позиции, даже протестуя против преподавания теории эволюции в школах. Дело нередко доходит до суда, в котором разум обычно, к счастью, побеждает.


Наши мудрые меньшие братья 
Почему наблюдать за животными так интересно? У них — свой загадочный мир, свои радости и печали, коммуникация, семьи — словом, иногда животные даже больше походят на человека, чем иной человек — на родственников. Мы привыкли смотреть на зверей, выискивая в них антропоморфные признаки, что является подходом, строго говоря, не совсем научным. Вообще, наука о поведении животных (включающих в себя и узконосых обезьян, к которым относятся и пишущий, и читающий эти строки) называется этология. Подробно об ее развитии и становлении написал Борис Жуков в своем новом научно-просветительском труде, поражающем воображение множеством исторических фактов. Между инстинктивным поведением и интеллектом — тонкая грань, и мы, homo sapiens, по-прежнему сохраняем привычки и умения, выработанные еще нашими дальними предками, которые вовсе не носили штанов и питались чем придется (тут мы, надо признать, ушли от них недалеко). Почему люди и животные совершают те или иные поступки, еще в советские времена попытался подробно объяснить ученый Виктор Дольник. В своей книге «Непослушное дитя биосферы» (выросшей из статей в журнале «Знание — сила» и получившей невероятную известность) биолог, опираясь на труды великого Конрада Лоренца и прочих известных исследователей, смело сравнивает людей и животных в разных аспектах жизнедеятельности. Иногда, правда, сравнивает слишком смело, дополняя фантазиями, за что строго критикуется зоологами и этологами, как и его западный коллега, Десмонд Моррис, чьи научно-популярные труды стали бестселлерами сразу после публикации.

 
 

 
Это сложное и прекрасное тело 
Медицина сейчас — явление практически повсеместное и доступное каждому человеку, но так было не всегда. Разумеется, древние греки умели лечить некоторые заболевания, арабы также вплотную занимались исследованием анатомии и причин болезни, но помощь врача была доступна лишь привилегированным слоям населения. Еще сто лет назад туберкулез был смертельным приговором (сегодня Пат из «Трех товарищей» смогли бы вылечить), выздороветь от пневмонии было большой удачей, а случайный укол швейной иглой мог привести к столбняку или заражению крови. Приятного мало — но теперь все, казалось бы, должно быть иначе. Если бы только! Несмотря на невероятный прогресс медицины, люди продолжают искать простые ответы на сложные вопросы — поэтому, пользуясь всеми благами цивилизации, процветает шарлатанство, «магия», экстрасенсы, бабки-ведуньи, гомеопатия и торговля БАДами, в интернете безумствуют отрицатели ВИЧ и народные лекари, предлагающие людям чудесное исцеление настоем из серебряного копытца.
Популяризаторы науки и ученые, вооружившись пером, бумагой, пробирками и устрашающе сложными механизмами, вступили в неровную борьбу с невежеством. Результатом этого стали чудесные во всех отношениях книги. Ася Казанцева рассказывает о том, как работает наш мозг, и доступно описывает механизм возникновения дурных привычек. Никита Жуков в своей наполненной великолепным юмором «Модицине», ставшей хитом Рунета, терпеливо и понятно объясняет причины наших заболеваний и заблуждений, а про «Очаровательный кишечник» микробиолога Джулии Эндерс в этом году не слышал только ленивый.


MGIMO finished? Ask! Разбираемся с языками 
Если хорошенько подумать, то наши познания в науках очень скудны и от уровня образования зависят мало. К примеру, кто может ответить на вопрос как появились языки? Отчего некоторые так похожи, а некоторые — нет? Кого-то удовлетворят ответы лингвофриков, утверждающих, что весь мир в древние века говорил на современном русском языке, но людям умным и любопытным стоит прочитать занимательную книгу Владимира Плунгяна «Почему языки такие разные». Автор, член-корреспондент РАН, описывает то, как возникали языки, и приводит множество занятных фактов — знали ли вы, например, о том, что в грузинском языке отсутствует ударение? Хорошая попытка разобраться в особенностях нашей повседневной речи — известная многим книга Корнея Чуковского «Живой как жизнь». Не будет также лишним перечитать Дитмара Розенталя и Льва Успенского.


Просто великий ученый 
Гениальные физики и химики, врачи и изобретатели — обычные люди. Единственное, что отличает их от большинства — упорство и фанатичная любовь к своему делу. Многие светлые умы были типичными «сумасшедшими профессорами», не обращавшими внимание ни на что кроме своих исследований, а иные достигали успеха и в других областях. Интересно почитать рассказы из первых уст — и тут не обойтись без автобиографии американского физика Ричарда Фейнмана, в которой он рассказывает про свою удивительную, полную розыгрышей и шуток жизнь и увлечения. Трогательна и оптимистична недавно экранизированная история жизни Стивена Хокинга. Захватывающую и остросюжетную историю про шестилетнее изучение крокодилов написал Владимир Динец, один из первых отечественных автостопщиков, чьи записки о путешествиях широко расходились в самиздате, ученый-этолог, побывавший «дикарем» во всех краях земного шара. Наконец, не одно поколение людей выросло на книгах натуралиста Джеральда Даррелла, сделавшего для популяризации зоологии бесконечно много.


Все книги подборки

01.11.2016 00:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх