От Булгакова до Маркса: список любимых книг Алексея Ерошина

О своих любимых авторах и книгах нам рассказал поэт Алексей Ерошин, автор таких сборников, как «Я гулял на облаках» и «Шел по городу скелет».

Алексей Ерошин, поэт:
От многих издателей и даже от многих авторов сегодня часто приходится слышать, что литература не должна воспитывать. Что литература вообще никому ничего не должна. Как человек весьма категорических взглядов, позволю себе назвать это полной ерундой. Если читатель ни в чем не меняется к финалу, значит, он прочитал плохую книгу. Хорошая книга не может оставить равнодушным, не позволить проявить сочувствие, не заставить задуматься, не расширить горизонты мировоззрения.

А значит, не может не воспитывать в человеке личность и характер. Если кто-то пытается доказать вам обратное — самое время насторожиться: перед вами лжец или носитель чуждой культуры. Точнее, культа превосходства личного блага над общественным. Апофеозом этого культа можно считать пирамиду потребностей Маслоу, в основу которой положено удовлетворение базовых физиологических потребностей, а духовные потребности, совершенство личности и самореализация находятся на самом последнем месте. К счастью, Маслоу глубоко заблуждался. Для развенчания этого мифа достаточно было бы одного только натюрморта Петрова-Водкина с селедкой. В голодном Петрограде 1918 года Кузьма Сергеевич почему-то не поспешил удовлетворить базовую потребность в еде скудным пайком, а сначала его зарисовал. В блокадном Ленинграде Дмитрий Шостакович также думал не об удовлетворении базовых потребностей в еде и безопасности, а писал седьмую симфонию. А комсомолец Александр Матросов, забыв про все личные потребности, закрыл собой амбразуру немецкого дзота, спасая своих товарищей. Его подвиг за время войны повторили еще двести одиннадцать человек. Такова была сила печатного слова. Такова сила искусства, величие культуры, превосходство разума над животным началом. Поэтому литература, как часть культуры, безусловно, может и должна воспитывать в человеке и личность, и характер, и чувство прекрасного, и веру в будущее. И я могу сказать, какие книги воспитали во мне такое убеждение.


Любимые книги Алексея Ерошина



x
«Старик и море», Эрнест Хемингуэй
Я открыл для себя папу Хема в десять лет именно с этой повести. Помнится, в глубоком-глубоком детстве у меня было игрушечное ружье, с которым я охотился на любимого плюшевого медведя. Эта игра очень озадачивала мою бабушку. «Ты же любишь этого медведя? — удивлялась она. — Как же ты можешь на него охотиться?» Ответа у меня не было. Все ответы нашлись в беседах старика Сантьяго с огромной прекрасной рыбой. Повесть не просто перевернула мое мировоззрение, она поставила его с головы на ноги. Рыба старика Сантьяго уводит читателя в глубины человеческой души, близкие к пределу понимания. Оттуда уже невозможно вернуться прежним, следом за героем выловив из океана мысли главное откровение: «Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить». Перевернув последнюю страницу, я снова открыл книгу и принялся читать с начала. И всякий раз, возвращаясь к этой книге, я достаю из ее глубин свою очередную большую рыбу.

x
«Морской волк», Дж. Лондон
Джека Лондона, как и Хемингуэя, стоит читать и перечитывать всего. Но «Морской волк» явственно выделяется среди более легких рассказов о Смоке Белью и даже на фоне весьма зрелого «Мартина Идена». Сложно сказать, кто в этом романе главный, и тем более — кто положительный персонаж, изнеженный джентльмен Хэмфри Ван-Вейден или же умный и жестокий капитан Волк Ларсен. Ларсен кажется мне олицетворением самой жизни. Он предельно жесток, но при этом предельно же логичен и последователен. И противоборство этих героев невольно напоминает о единстве противоположностей. Животные инстинкты против разума и гуманизма — их борьба заложена в принципы существования человечества, и сложно переоценить влияние одного на другое. Поэтому оба героя в итоге остаются непобежденными. Философия романа подчас так же жестка и беспощадна, как и сам капитан Ларсен. Она, как хороший шторм, равно безжалостно сокрушает и эгоцентризм абсолютного материализма, и воздушные замки христианских иллюзий. И читатель поневоле вынужден крепче становиться на ноги вместе с героем Ван-Вейдена.

x
«Похождения бравого солдата Швейка», Ярослав Гашек
Вряд ли есть на свете более антивоенная книга, чем «Похождения Швейка». Феноменально точно выписанные персонажи составляют насколько идеальный, настолько же и уродливый портрет эпохи одной из самых страшных человеческих боен. И на коллективном портрете этой кунсткамеры официально признанный идиотом Швейк выглядит отнюдь не самым большим глупцом. Роман Гашека начисто сдувает с войны остатки романтического флера, который веками напускали самые разные авторы на это самое омерзительное явление человеческой природы. Короткая, но яркая жизнь автора, оборвавшаяся на взлете, и сама по себе является не менее интересным и незаконченным романом. Что придало «Швейку», при всем его неподражаемом юморе и гротеске, абсолютную жизненную правду.



Любимые книги Алексея Ерошина

x
«451 градус по Фаренгейту», Рэй Брэдбери
Я люблю фантастику. Нет, не так. Я люблю хорошую фантастику. А хорошая фантастика — она, собственно, и не о фантастике вовсе. Она о нас, как любая классическая литература. И, как любая классическая литература, не теряет актуальности. В данном случае — к сожалению. Потому что желание вытравить из человека все человеческое, превратив его в бессмысленного послушного потребителя, перерастает сегодня в доктрину капитала. Вытравливаются чувства, выхолащиваются мысли, торжество разума и науки подменяется жвачкой рекламы и телесериалов. Разве что, книги пока еще повсеместно не жгут, хотя уже много где пробовали. Но кинотеатры за несоответствие репертуара уже пытаются поджигать. Впору посматривать по сторонам — не идет ли по следу крамольных мыслей карающий механический пес. А способы борьбы с мракобесием и тьмой все те же: читать и думать, ибо сон разума рождает чудовищ.

x
«Два капитана», Вениамин Каверин
Об этом романе сложно сказать вкратце, как невозможно в двух словах пересказать историю страны. Это роман-становление. Страны из руин Первой мировой и разрухи гражданской, и главного героя из маленького бессловесного, беспомощного существа в капитаны собственной судьбы. Герою досталась нелегкая и долгая дорога. Но любые трудности можно преодолеть, если впереди есть высокая цель и дана мальчишеская клятва: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»


Этот список можно продолжать километрами, пока не получится автобиографический роман «Как благодаря литературе я стал таким, каков я есть». Но боюсь, что на это могут уйти годы. Поэтому позволю себе предложить в дополнение более краткий список того, что в разные годы служило для меня очередной твердой ступенью на пути познания мира к призванию писателя.

Карл Маркс, «Капитал»
Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита»
Леонид Соболев, «Морские рассказы»
Дмитрий Медведев, «Сильные духом»
Виктор Курочкин, «Железный дождь», «На войне как на войне»
Николай Островский, «Как закалялась сталь»
Аркадий и Борис Стругацкие, «Пикник на обочине», «Гадкие лебеди», «Град обреченный»
Максуд Ибрагимбеков, «За все хорошее — смерть»
Леонид Пантелеев, «Пакет», рассказы
Григорий Федосеев, «Смерть меня подождет», «Злой дух Ямбуя», «Последний костер»
Нодар Думбадзе, «Я, бабушка, Илико и Илларион», «Я вижу солнце»
Харпер Ли, «Убить пересмешника»
Кен Кизи, «Над кукушкиным гнездом»
Дэниел Киз, «Цветы для Элджернона»
Марк Твен, «Приключения Гекельберри Финна»
Ричард Бах, «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»
О. Генри, рассказы

Все книги подборки

29.11.2017 14:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх