Николай II глазами Сергея Ольденбурга. Легендарная история последнего императора

В издательстве «Абрис/ОЛМА» выходит серия подарочных книг, приуроченная к столетию революции 1917 года. Открывается она легендарной книгой Сергея Ольденбурга о Николае II. Это исследование призвано отделить правду о сложной и неоднозначной фигуре последнего русского императора от идеологических мифов и домыслов.

Юбилей историка Сергея Сергеевича Ольденбурга прошел в этом году почти незамеченным: впрочем, и отметить-то его было непросто: точной даты его рождения нет даже во всезнающей Википедии. С отцом его подобной оказии не случилось бы: Сергей Федорович — академик, признанный во всем мире востоковед, при Временном Правительстве ставший министром культуры. Сын же, Сергей Ольденбург-младший, вроде бы унаследовал от славных предков немало талантов — в том числе и литературный: в юности Сергеевич баловал своих друзей историческими романами собственного сочинения, не выпуская их, однако, за пределы дружеского круга. Некоторые из них и по сей день ждут своей публикации в архивах — дождутся ли?

Однако лаврам сочинителя Ольденбург предпочел малозаметную должность чиновника по финансовому ведомству, все свободное время отдавая политике: в отличие от родителя, Сергей Сергеевич был заядлым консерватором. Но все же взяться за перо пришлось: после революции Ольденбург оказался в штабе Деникина, заведуя, говоря современным языком, «внешним и внутренним пиаром». Не бросил он публицистику и оказавшись после разгрома Белого Движения в эмиграции: занятно, что Ольденбургу пришлось пройти по ленинскому маршруту, только в обратном направлении. В 1920 году по только что вставшему льду Финского залива он перебрался в Финляндию, затем — в Париж. Там публицистика Сергея Ольденбурга тут же заняла важное место в ведущих эмигрантских изданиях, начиная с «Русской мысли», а в парижских залах регулярно звучали его доклады по русской истории. Денег это, впрочем, не приносило, семья жила впроголодь.

За эту работу Сергей Сергеевич взялся с удовольствием, явно руководствуясь скорее душевными порывами и собственным стремлением, чем не слишком-то щедрым вознаграждением. Работу над двухтомной монографией Ольденбург завершил незадолго до смерти: первый том был напечатан лишь в 1939 году в Мюнхене, второй — увидел свет уже после смерти автора в 1940 году.

К историческим трудам редко применим эпитет «культовые», но с книгой Ольденбурга произошло именно это: за последующие десятилетия она неоднократно переиздавалась за рубежом (тираж американского издания 1981 года, к примеру, достиг совершенно немыслимой для эмигрантских русскоязычных изданий цифры в 50 тысяч экземпляров — в самой России сегодня таким спросом не могут похвастаться и детективы с фантастикой).

Несмотря на обилие мемуаров и исторических монографий, посвященных последнему императору России, книга Ольденбурга сразу же выделилась среди них — как объективностью, глубиной, так и умением разглядеть главное в, казалось бы, малозначительных подробностях. Портрет Николая II в исполнении Ольденбурга далек от иконной сусальности — это история сложного, живого и отнюдь не идеального правителя. Но главное — и сегодня трудно найти более яркого и действенного противоядия от домыслов и клеветы, окутывающих последние годы Российской Империи и ее последнего правителя.

Фрагмент книги «Николай II. Последний российский император»

О безвольности

Император Николай II обладал живым умом, быстро схватывавшим существо докладываемых ему вопросов, — все, кто имел с ним деловое общение, в один голос об этом свидетельствуют. Государь имел также упорную и неутомимую волю в осуществлении своих планов. Он не забывал их, постоянно к ним возвращался и зачастую в конце концов добивался своего. Иное мнение было широко распространено потому, что у государя поверх железной руки была бархатная перчатка. Министры, с которыми Государю довелось расстаться, зачастую говорили, что на него «нельзя положиться». Но что это значило? В проведении планов, одобренных им по существу, государь, по свидетельству тех же министров, умел проявлять спокойную стойкость при самой неблагоприятной обстановке. Только в отношении своей личной карьеры министры действительно не могли «положиться» на государя: он всегда ставил дело выше лиц, а при несогласии с действиями своих министров отстранял их, независимо от их прошлых заслуг. Он также не любил — и это, быть может, являлось некоторым недостатком — говорить другим неприятные для них вещи прямо в лицо, особенно если речь шла о людях, с которыми он долго сотрудничал, которым был благодарен за многое в прошлом. Но это был вопрос формы, а не существо дела.

В оформлении темы использован портрет Николая II кисти Эрнеста Липгарта.

Все книги подборки

02.11.2017 19:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх