«Не спешите судить героев...»Интервью с автором «Безымянлага»


«Безымянлаг», изданный «Эксмо» в этом году, — мрачная и захватывающая история о самом крупном лагере в СССР. Ее автор, молодой самарский писатель Андрей Олех, рассказал о своей книге и источниках вдохновения.Андрей, как вы пришли в литературу и что писали до «Безымянлага», Вашего первого крупного произведения?
С детства хотел стать писателем. Писал рассказы, повести. Юмористические преимущественно. Это стало для меня одной из главных сложностей при написании «Безымянлага» — тема слишком серьезная, смех здесь был неуместен.
«Безымянлаг» основан на архивных документах. Насколько трудно было получить доступ к архивным документам военного времени? Вы работали только с документами или консультировались с историками?
Сам я в архивах не был, документы взяты из книги самарских историков «Строго секретно. Особстрой-Безымянлаг. 1940-1946» А. В. Захарченко и А. И. Репинецкого. Их труд содержит более 500 страниц документов Безымянлага. Для воссоздания быта я пользовался многочисленными воспоминаниями людей прошедших через лагеря. Система ГУЛАГА во многом была общей, и все лагеря в административном и бытовом плане похожи друг на друга. Распорядок дня, что люди ели, где спали, как одевались, это все основано на свидетельствах очевидцев. По поводу консультаций: я сам историк, хотя к специалистам себя не причисляю. Историческое образование мне помогло в плане критики источников. Я все же, прежде всего писатель, и «Безымянлаг» — художественное произведение, а не исторический труд.
 
Андрей Юрьевич Олех
Родился в 1984 году в Самаре. Окончил исторический факультет Самарского государственного университета. Живет в Самаре, работает веб-редактором информационного сайта «Волга Ньюс» и литературным обозревателем Интернет-издания «Большая деревня». Литературой занимается с двенадцати лет В 2015 году роман «Безымянлаг» вошел в шорт-лист всероссийской литературной премии «Дебют», а в 2016 бумажная версия книги была издана «Эксмо».

 
Лагерная тема в современной литературе очень популярна в последнее время. Чем эта тема привлекла лично вас?
Я думаю, популярность темы связана, как раз с источниками. Архивы НКВД начали открываться сравнительно недавно (личные дела до сих пор засекречены), появилась фактура для писателей. Мне эта тема близка, так как я родился на Безымянке (район Самары), и как многие ее жители о существования лагеря не предполагал.  Когда узнал о Безымянлаге, лет 10 назад, эта мысль меня не покидала, и потихоньку она превратилась в роман.Как долго писался роман? И что вдохновляло вас в этом большом и сложном процессе? Сам процесс написания занял год, а вот подготовка к нему несколько лет. Я изучал вышеупомянутые документы, читал воспоминания, продумывал сюжет. Когда книга была готова у меня в голове, я сел за работу. «Вдохновение», наверное, не совсем точное слово в моем случае. Чем больше я узнавал о лагере, и о самом месте, тем большим уважением проникался к людям здесь жившим и живущим. Хотелось передать это чувство читателям, рассказать о непростой истории.  Вот это и не давало мне остановиться.Почему для «Безымянлага» выбрана такая форма: три дня, три героя — один лагерь? Я считаю, что в книге не должно быть ничего случайного, любая мелочь должна раскрывать замысел, таков мой литературный идеал. Время и герои в этом отношении вещи очень важные, и выбраны они по многим причинам. Ноябрь-декабрь 1941 года, были самыми тяжелыми в жизни Безымянлага, я сжал повествование до трех дней, чтобы читатель почувствовал, каким напряжением было наполнено это место. Каждое слово, шаг, действие могут привести героев к гибели.  При более длительном временном отрезке добиться такого эффекта было бы значительно сложнее. Три дня это еще и временная тюрьма, из которой никак не может вырваться повествование. Одной из главных моих целей было взглянуть на весь лагерь, отсюда и три героя: лейтенант НКВД, инженер участка и простой зэк. Каждый из них видит Безымянлаг по-разному, и вместе получается полная картина. Читатель вместе с приезжим следователем знакомится с лагерем, с инженером, погружается в его жизнь и узнает его тайны и самую темную сторону с заключенным. Это, своего рода, экскурсия в прошлое места.Как, на ваш взгляд, Безымянлаг повлиял на город, изменил Куйбышев-Самару? Сложный вопрос, на который не может быть однозначного ответа. По факту он оставил после себя вполне материальные вещи: авиационные заводы, Безымянскую ТЭЦ, дома. Промышленность полностью изменила лицо города, но люди, жившие здесь, не знали ничего о лагере, а те, кто знал — молчали, и с этой стороны Безымянлаг, кажется, никак не повлиял на город. Я не верю в «магию места», все плохое, что было в Безымянлаге можно встретить и сейчас в любом городе, не в таком, конечно, ужасном масштабе, но суть проблем во многом осталось прежней.Если быть откровенным, рассчитывали ли вы, что роман пробьется к широкому читателю не через публикацию в сети, а благодаря выходу в свет в книжном издании? Надеялся, но особо не рассчитывал, будет самым откровенным ответом. После написания, я «отпустил» книгу, пусть живет своей жизнью, думал я, а оказалось, что держать ее в руках  — очень приятное ощущение. В одном из интервью в числе любимых писателей вы назвали Набокова, Достоевского и Джойса, а также отметили близость вам современного классика американской литературы Кормака Маккарти. Чему вы учились у тройки своих любимцев и что общего между «Безымянлагом» и завораживающей, мрачной красотой романов Маккарти? У таких писателей можно учиться всю жизнь, это мои недостижимые идеалы. Как говорил Дали, —  «Не бойтесь совершенства. Вам его не достичь». Если коротко, то у Набокова я учусь красоте речи, у Достоевского — глубоким психологическим портретам, а у Джойса — тому, что можно имея выработанный стиль, писать самым разным языком. Кормака Маккарти я открыл для себя недавно, его мысли мне, действительно, близки. Его герои с разной степенью успеха противостоят миру, пытаясь отвоевать право быть собой. Миру все равно. Если читатель найдет что-то общее между мной и Кормаком Маккарти — буду считать это большой похвалой. «Безымянлаг» — первая часть трилогии. Расскажите, пожалуйста, о чем будут два следующих романа? У каждой книги свой собственный сюжет, и стилистика. Читать их можно будет в любом порядке, но они объединены общими мотивами, местом и некоторыми героями. Не хочу портить впечатление, скажу только, что внимательный читатель встретит знакомых персонажей, и сможет проследить их судьбы. Вторая часть «Улица Свободы» закончена в начале октября. Сейчас я вношу правки, в сотый раз вычитываю ее. Это книга о времени, когда всем понятно, что жить по-прежнему нельзя, а как по-новому никто не знает. Безымянка. 1975 год. Двое парней крадут с завода слитки платины, и неосознанно становятся центром опасных событий. Третья книга — «Обмен и продажа», она будет о бандитах 90-х, нахожусь на стадии завершения плана, скоро приступлю к написанию. Я стараюсь, чтобы мои произведения было интересно читать, и много внимания уделяю проработке сюжета. Если говорить о «высоком», то вся трилогия о свободе и несвободе, внутренней и внешней.  Что бы вы хотели сказать или, может быть, пожелать читателям, которые только приступают к знакомству с вашей книгой? Не спешите судить героев, в Безымянлаге все не так.
 
26.10.2016 16:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх