«Мы не всегда знаем, чем закончится история...» Эксклюзивное интервью Ханса Русенфельдта

Шведский писательХанс Русенфельдт, автор бестселлера «Ученик» и других остросюжетных детективных романов, в эксклюзивном интервью рассказал «Лабиринту» о том, как проходит работа в творческом союзе сМикаэлем Юртом, а также об особенностях характера героя своих книг Себастьяна Бергмана.

Ханс, здравствуйте. Пожалуйста, расскажите, как вы познакомились с Микаэлем Юртом и как вы решили писать книги в соавторстве?
О, это долгая история. Если вкратце, то мы познакомились еще в середине девяностых, когда оба писали сценарии для шведского телеканала SVT, я для мыльной оперы, а Микаэль для ситкома. Меня попросили написать один сценарий для этого ситкома, мы с Микаэлем быстро нашли общий язык, решили, что нам обязательно надо поработать вместе, и забыли об этом до 2006 года.
В 2006 году мы вместе работали над телевизионным фильмом по «Валландеру», а Микаэль еще и продюсировал его. После фильма мы продолжили работать вместе и придумали Себастьяна Бергмана и его команду. Поначалу мы хотели создать телевизионный сериал и написали два сценария, но не смогли пристроить их ни на один канал. Однако нам так полюбились персонажи и мир, что мы создали, что мы превратили сценарий первого эпизода в роман. И понеслось…

А вы с самого начала знали, что книг будет много или же планировали ограничиться одной?
Нет, мы с самого начала знали, что не остановимся на одной книге. Поэтому когда мы встретились с представителями издательства Norstedts, которое проявило заинтересованность в нашей книге, мы сказали, что планируем цикл как минимум из пяти книг. Сейчас мы рассчитываем остановиться на восьми, но никогда не знаешь точно…

А как вы пишете вместе? Сначала обсуждаете сюжет, а потом каждый пишет свои главы, или же ваш рабочий процесс обстоит как-то иначе?
Мы работаем над книгой примерно так же, как пишем сценарии для телевидения. Сначала мы встречаемся и обсуждаем, о чем будет книга. Какое дело предстоит нашим героям, кто убийца и почему он это делает. Затем мы фокусируемся на персонажах. Где они на начало книги и где мы хотим видеть их в финале? Затем у нас уходит неделька-другая на то, чтобы набросать план книги практически поглавно и развесить его «на стене» (в качестве стены в последнее время выступает вордовский документ).
После того, как с этой частью покончено, мы на какое-то время расходимся. Мы никогда не пишем, сидя рядышком друг с другом. Но мы очень много общаемся по почте и телефону, обсуждая, кто что сделал и так далее. Затем мы встречаемся снова, чтобы сложить получившийся результат воедино прежде, чем отправить его редактору и издателю. Затем Микаэль отваливается от процесса, а финальные правки вносятся мной и редактором.
Когда мы писали самую первую книгу, каждый из нас брал и писал следующую по написанию главу, не обращая внимания на то, о чем она была. Теперь мы работаем иначе. Если один из нас начал писать о конкретной сюжетной линии или о персонаже, к которому он крайне хорошо относится, то он и дальше пишет об этой сюжетной линии или персонаже. Теперь мы также делим между собой основных персонажей. Микаэль больше пишет об Урсуле и Ванье, я больше пишу о Торкеле и Билли, и затем мы по очереди опекаем Себастьяна.

Отличается ли как-то процесс написания книги от создания телевизионного сценария? Над чем работать сложнее?
Процесс примерно один и тот же, разнится итоговый результат. Сценарий больше похож на план, на чертеж итогового продукта, чем на сам продукт. К этому чертежу добавляют свои штрихи актеры, режиссер, оператор, костюмер, художник, декоратор, все они вносят свой вклад в финальный продукт. Наша задача в основном заключается в том, чтобы задать направление движения и прописать диалоги, в книгах же мы должны сделать все сами, сами все прописать и описать так, чтобы читатель увидел общую картину. В книгах у нас также есть роскошь показать внутренний голос героев, рассказать, что они чувствуют и о чем думают, в сценариях у нас нет такой возможности, это задача актеров. Еще одно сходство между книгой и сценарием заключается в том, что и там и там мы стараемся рассказать максимально хорошую историю.

Когда вы начинаете работать над книгой, знаете ли вы, как она закончится? Или, может быть, ваши герои припасают для вас сюрпризы?
Мы с самого начала знаем, как закончится дело, мы знаем, кто преступник и почему. Мы не всегда знаем, чем закончится история для наших героев, пути, по которым они следуют, порой оказываются неожиданностью даже для нас.

Множество современных авторов остросюжетных детективов раньше работали в полиции или журналистике и идеи для многих своих книг почерпнули из своего собственного опыта. А откуда вы взяли столь детальное представление о методах работы шведской полиции?
Я бы не сказал, что у нас есть столь детальное представление о методах работы шведской полиции. Нет, конечно, мы собираем кое-какой материал перед началом работы, но пока и мы, и наши читатели верим, что то, о чем мы пишем, вполне возможно в реальности и вполне обоснованно в контексте написанной нами истории и созданного мира, нам не важно, так ли все обстоит на самом деле. Когда нам приходится выбирать между достоверностью и хорошей историей, мы всегда выбираем хорошую историю.

Честно говоря, Себастьян Бергман весьма неприятный человек. Почему вы решили сделать его именно таким? Вы не боялись, что столь отталкивающая личность может отпугнуть читателей?
Дело в том, что мы создавали Себастьяна Бергмана для телесериала, и мы писали эту роль конкретно под Рольфа Лассгарда, который потом и сыграл Себастьяна. Рольф только что закончил сниматься в десятом фильме о Курте Валландере по книгамХеннинга Манкелляи хотел сыграть какого-то совсем малоприятного персонажа. Так что мы приписали Себастьяну все самые плохие черты характера, какие только могли придумать, и большая часть так к нему и прилипла.
Нам кажется, что самое главное в Себастьяне, то, почему он все-таки нравится людям и читатели продолжают следить за его новыми расследованиями, заключается в том, что ему не доставляет никакого удовольствия быть тем, кто он есть. Да, он мудак, но он не наслаждается этим фактом. Он мудак потому, что ничего не может с собой поделать, потому что он несет на своих плечах огромный груз вины, потому что в его жизни столько печали и горести и потому что его манера вести себя в первую очередь вредит ему самому.
Кроме того, нам крайне интересно писать о персонаже, который блестяще справляется со своей работой, который легко читает других людей, который помогает другим людям и который совершенно не способен помочь самому себе. Так что для нас Себастьян скорее трагическая фигура, чем отталкивающая и малоприятная…

Главным героем ваших книг является Себастьян Бергман, но он постоянно окружен довольно большим ансамблем персонажей — по сути, в ваших книгах пять главных героев. Зачем так много?
Чем больше у вас персонажей, тем больше разнообразных историй вы сможете рассказать. В нашей команде, комиссии Государственного полицейского управления по расследованию убийств, пять главных героев, у каждого из них свои сильные и слабые стороны, свои навыки, у всех разный характер и каждый добавляет разные варианты для развития сюжета. Затем мы еще добавляем в повествование так много второстепенных героев, как нам кажется необходимым. Некоторые из них остаются больше чем на одну книгу, некоторые нет.

Когда вы начинаете работать над книгой, знаете ли вы, как она закончится? Или, может быть, ваши герои припасают для вас сюрпризы?
Мы с самого начала знаем, как закончится дело, мы знаем, кто преступник и почему. Мы не всегда знаем, чем закончится история для наших героев, пути, по которым они следуют, порой оказываются неожиданностью даже для нас.

Опишите ваш рецепт идеального детективного романа.
Если б мы его знали, мы бы сами и написали идеальный детективный роман(улыбается). Если без шуток, это захватывающая и непредсказуемая история, с обилием сюрпризов и неожиданных сюжетных поворотов, которая держит читателя в напряжении, и сильные и убедительные персонажи, вызывающие искренний интерес читателя и желание встретиться снова.

Фрагмент книги «Ученик»

Нажимая на кнопку и открывая дверь в вестибюль, Торкель уже знал, что его ждет. Ему позвонили минутой раньше, когда он сидел со своей командой в Комнате. Из канцелярии. К нему посетитель. Некий Себастиан Бергман.

Торкель велел передать, что он занят и посетителю придется подождать в вестибюле, а сотрудник канцелярии ответил, что Себастиан сразу предупредил, что Торкель скажет именно так и что если тот немедленно не спустится, то Себастиан начнет рассказывать всем желающим все, что знает о Торкеле. Все. В подробностях. И начнет с ненастного вечера в городской гостинице города Умео вместе с парой близнецов. Торкель ответил, что идет. Сотрудник канцелярии закончил разговор тем, что извинился. Торкель покинул совещание.

Этого следовало ожидать. Торкель знал, что, как только новость распространится в газетах и по телевидению, Себастиан тем или иным образом проявится.
Едва Торкель успел открыть дверь, как перед ним сразу возник Себастиан.
— Это правда? У вас серийный убийца?
— Себастиан...
— Действительно? Он убил троих? Это крайне необычно. Вы должны подключить меня.

Торкель огляделся. Вести этот разговор в вестибюле он не хотел, но не хотел и пускать Себастиана дальше.
— Себастиан... — попытался он снова, будто повтор имени бывшего коллеги заставит того успокоиться и при благоприятном раскладе забыть о своем деле.
— Мне не обязательно быть частью команды, если это создает проблемы. Возьми меня консультантом. Как в прошлый раз.
Читать фрагмент дальше
29.03.2017 12:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх