Мастер перевода. Наталья Мавлевич о «духе Монмартра» Марселе Эме


Переводчица, лауреат премии Мориса Ваксмахера и премии «Мастер» Наталья Мавлевич рассказывает о глубоко личном отношении к прозе Марселя Эме и надеется на то, что он обретет когда-нибудь заслуженную известность в России.
 
Наталья Мавлевич
Переводчица, лауреат премии Мориса Ваксмахера и премии «Мастер». В «Тексте» в ее переводах выходили произведения Марселя Эме в сборниках «Проходящий сквозь стены» и «Вино парижского разлива», а также детские книги «Сказки кота Мурлыки. Синяя книга», «Сказки кота Мурлыки. Красная книга».

Никогда не забуду минуту, когда мне предложили составить сборник новелл Марселя Эме и перевести в нем, что захочу. Вот оно — счастье!
Эме — моя давняя любовь. Я по его новеллам учила французский, потом переводила «Сказки Дельфины и Маринетты» (кто читал, поймет мой восторг), потом достался мне еще один лакомый кусочек: большой рассказ «Сабины» в сборнике «Вино парижского разлива». О примерной жене, которая могла, когда пожелает, раскладываться на много личностей и складываться обратно, как веер.
 
 
Эме писал романы, пьесы, получал за них литературные премии.   Но непревзойденным мастером он стал именно в жанре рассказа. Ведь что такое хороший рассказ? Это сжатая пружина, которая с блеском и звоном разворачивается у вас на глазах, а под конец еще и взрывается фейерверком. Как, например, в рассказе Эме «Доспехи», где славный полководец наставляет рога королю, а королева принимает его за законного супруга. Старый вояка признается повелителю на смертном ложе, и тот его прощает: «Раз вы уверены, что стоите на пороге смерти, так и быть…» Но это не конец, а лишь завязка.
У прозы Марселя Эме есть свой особый вкус: сочетание пресной протокольной серьезности и обыденности с терпким прихотливым юмором и фантастикой. Вещи самые невероятные преподносятся как нечто вполне рядовое. Вот, например:
…Жил да был когда-то на Монмартре, на четвертом этаже дома номер 75-бис по улице Оршан, милейший господин по имени Дютийоль, который обладал даром свободно проходить сквозь стены…
Это первые строки самого знаменитого рассказа Эме «Проходящий сквозь стены». Г-н Дютийоль, французский вариант гоголевского Башмачкина (если представить себе, что безответный Башмачкин взял да и разгулялся), стал одной из достопримечательностей Монмартра и увековечен памятником по проекту великого актера Жана Марэ. А самого Эме нередко зовут «духом Монмартра» — в этом колоритном парижском квартале чуть не на каждом углу жил да был кто-нибудь из его героев, вроде «человека по имени Мартен, который жил через день и оттого был очень несчастен».
 

Мартен у Марселя Эме многолик: то он писатель, то велосипедист, то школьник, а то и вовсе статуя. Как-то раз один Мартен и тоже, разумеется, на Монмартре, «застрелил из револьвера жену, тещу, тестя — и перевел дух. Все прошло как нельзя лучше».
Во Франции «Мартен» — все равно что у нас «Петров». А все мартенские рассказы Эме собраны в сборник «За домом Мартена», и этот домик напоминает цирковой фургон, где живут акробаты и клоуны, дрессировщики и фокусники.
Цирк цирком, но в эффектных рассказах Эме нередко спрятаны человеческие трагедии. Читаешь рассказ «Улица Святого Сульпиция» о бродяге, вошедшем в образ Спасителя, и плачешь — то ли от смеха, то ли от сострадания. Ехидничаешь над старым солдафоном Жоссом и его стервозной сестрицей и не замечаешь, как водевиль превращается в высокую драму.
Обидно, что сегодня в России имя Марселя Эме, одного из самых «французских» французских писателей сильно подзабылось. И очень хочется, чтобы появление нового сборника исправило положение. Мы, переводчики, очень старались.
 

21.09.2016 14:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх