«Мария Стюарт». Роковая драма двух королев

О трагедии Шиллера «Мария Стюарт», роковой драме двух королев и переводе Пастернака рассказывает известный литературовед, доктор филологических наук, профессор, специалист по немецкой литературе Владислав Александрович Пронин.

1-18879-1514382835-2436.jpg

Роковая драма двух королев — Марии и Елизаветы. Чем очаровала Мария своих современников и потомков? Красотой, свободолюбием и тем вызывала сострадание, что оказалась жертвой самовластья. Биография превратилась в легенду, послужила сюжетом драм, романов, стихов.

Удивительное дело, но все литературные образы Марии Стюарт и ее окружения, так или иначе, оказывались в поле зрения Бориса Пастернака, который перевел на русский язык не только трагедию Фридриха Шиллера «Мария Стюарт» (1801), но и одноименную, очень похожую пьесу польского романтика Юлиуша Словацкого.

Вспомним начало одного из самых знаменитых его стихотворений:

«Годами когда-нибудь в зале концертной
Мне Брамса сыграют — тоской изойду…».

Речь идет о семейной драме Генриха Нейгауза, знаменитого исполнителя Брамса, и его жене Зинаиде Николаевне, которая уходила от мужа к Пастернаку. Упоминается интермеццо № 1, к нему Брамс поставил эпиграфом шотландскую народную песню, которую пела Энн Босуэлл, оставленная мужем ради Марии Стюарт, о чем не раз напоминает Шиллер в своей трагедии. Шотландская королева, обладая удивительным обаянием, внушает страсть даже врагам, страдать от которой приходится, прежде всего, ей самой. Незадолго до трагической развязки она сетует:

«Что за судьба — будить всю жизнь до гроба
То ослепленье яростной любви,
То исступленье разъяренной злобы…»

Кульминация трагедии — в четвертом явлении третьего действия. Знаменитая сцена двух королев — пленницы и тюремщицы, хотя в действительности они никогда не видели друг друга. Шиллер оставляет читателя и зрителя в неведении, почему шотландская королева была вынуждена бежать из собственной страны от разгневанного народа и искать пристанища в Англии у королевы Елизаветы, родившейся от брака Генриха VIII с Анной Болейн, которую венценосный супруг обвинил в неверности и казнил. Король объявил тогда свою дочь Елизавету незаконнорожденной, поэтому положение Елизаветы на троне на протяжении всего ее правления оставалось шатким. У Марии Стюарт было больше прав на английский престол, чем у Елизаветы, которая знала об этом и посему девятнадцать лет держала беглянку в плену. Между королевами была и религиозная рознь: пленница была католичкой, тюремщица — протестанткой. Ненависть Елизаветы к Марии объяснялась и женским соперничеством, на чем Шиллер сделал главный акцент. Те, кого королева назначила тюремщиками и судьями узницы, юный Мортимер и официальный фаворит граф Лестер, сами становятся ее пленниками — столь могущественна была магия Марии, ее судьба, которая затмевает трагедию Елизаветы. Ведь и английская королева сама в юности побывала в ссылке. Она ненавидит Марию за то, что, став королевой Шотландии, та посмела остаться свободной женщиной, пренебрегающей не только дворцовым этикетом, но и законами, которые она же и призвана устанавливать.

Елизавета умна, коварна, жестока, властолюбива, но, как убеждает автор, она не свободна и никогда в жизни ни единого мгновения не ощущала себя свободной. А далее автор подводит своего читателя к глубоко философской и до сих пор актуальной мысли: правитель, лишенный собственной свободы, лишает свободы своих подданных, превращаясь в тирана. Жертвой тирании в первую очередь оказывается независимая личность, в данном сюжете Мария Стюарт.


Симпатии автора на стороне Марии, потому что она поступает искренне, подчиняясь чувствам, а не расчету. Мария — жертва, убеждает нас автор, а жертвам беззакония принято сочувствовать. В трагедии проявилось редкостное мастерство исторического живописца. С каким печальным великолепием изображена церемония казни! Действие разворачивается нарочито медленно, плавно ступает узница, устремляясь в вечность, изысканными красками сверкает туалет королевы, величественны ее жесты. Наступает мгновение, которому суждено навсегда остаться в истории.

Трагедию о шотландской пленнице Пастернак переводил, когда его последняя любовь Ольга Ивинская, помогавшая ему в работе над рукописью романа «Доктор Живаго», была арестована. Переводчик не мог не думать о близкой его сердцу узнице Лубянки.

«Марию Стюарт» Шиллера Пастернак не только посмотрел во МХАТе, но и регулярно бывал на репетициях, проводя в театре по нескольку часов. Спектакль был поставлен Виктором Станицыным в 1957 году и стал вехой не только театральной, но и общественной жизни Москвы. Пьеса о прекрасной женщине, проведшей в тюремных застенках долгие годы, появилась в период хрущевской оттепели, как раз тогда выходили на волю тысячи людей, которым удалось выжить в сталинских лагерях. Ассоциация была слишком прозрачной, чтобы оставаться незамеченной. Сама жизнь сделала драму немецкого романтика не просто актуальной, но злободневной.

Спектакль имел огромный успех еще и потому, что в нем играли две великие актрисы — Алла Тарасова и Ангелина Степанова. Спектакль, как водится, заканчивался аплодисментами, но «соавтора» Шиллера подстерегала его собственная последняя трагедия, причина которой — зарубежная публикация «клеветнического» романа «Доктор Живаго» и присуждение автору Нобелевской премии. Началась травля на родине. «А за мною шум погони», — восклицает испуганный поэт… Но все это в прошлом, роман «Доктор Живаго» теперь включен в школьную программу, стихи Пастернака стали классикой русской литературы, а «Марию Стюарт» в его переводе до сих пор регулярно ставят на главных сценах России — в 2006 г. спектакль появился в репертуарах Малого театра и БДТ.

Что же касается Елизаветы и Марии, их саркофаги помещены в Вестминстерском аббатстве рядом.

Классика в переводе Бориса Пастернака

Все книги подборки

03.01.2018 11:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх