«Калинова Яма». Бескрайнее поле на территории вечного забвения

Александр Пелевин — молодой петербургский поэт, лишь недавно начавший писать прозу. Его дебютный роман «Здесь живу только я» удостоился лестных отзывов читателей и критиков. Его новая книга — «Калинова Яма» — это путешествие по бессознательному, это поиски Спящего дома и Болотного сердца. Сны о войне под стук вагонных колес. Бескрайнее поле на территории вечного забвения. Пугающее прикосновение к чудовищным глубинам распавшейся личности.

Александр Пелевин Меня всегда очень интересовали всякие странные вещи, которые способно вытворять человеческое сознание — будь то сны, психические расстройства, пограничные состояния на грани смерти или безумия. Об этом моя новая книга «Калинова Яма», которая вышла в издательстве «Пятый Рим». Идея этой книги родилась очень просто — я подумал, что очень хочу что-то такое прочитать, но ничего подобного, кроме разве что «Арабского кошмара» Роберта Ирвина до сих пор не было написано, и я решил — почему бы и нет?

1941 год. Немецкий разведчик — точнее, шпион — по имени Гельмут Лаубе, работающий в Москве под прикрытием советского журналиста, получает задание съездить в Брянск и разведать данные о Брянском укрепрайоне. В поезде он засыпает и попадает в череду бесконечных снов во сне, из которых никак не может проснуться. Каждый раз, просыпаясь в одном и том же сне, он подъезжает к одной и той же станции, которая называется «Калинова Яма», и каждый раз в этом новом сне она выглядит по-разному, и там происходят очень странные вещи.

Это книга о юнгианском роад-трипе по русскому бессознательному в немецкой форме. О человеке, достигшем пограничного состояния на грани сумасшествия. О человеке, столкнувшемся с темной стороной самого себя — самой страшной чернотой, которая только может существовать внутри человеческого сознания. Это книга о человеке, оказавшемся на грани безумия; который столкнулся с чем-то неизведанным и страшным; с чем-то, что-либо убивает, либо делает сильнее. Как это получилось в данном случае, вы увидите сами.

Исторический экскурс «Калиновой Ямы» охватывает период от революционного Петрограда семнадцатого года до гражданской войны в Испании, от сталинского Советского Союза и начала Великой Отечественной войны до восточного Берлина семидесятых годов.

Максим Тимонов, директор издательства
С Александром у нас получилось очень интересное и бурно развивающееся знакомство. Примерно год назад почти случайно мне досталась рукопись его первого романа «Здесь живу только я»; на третьей странице я отчетливо осознал, что это хорошо, а на пятнадцатой понял, что я хочу это издать. Сейчас же вышла в свет вторая книга Александра — абсолютно цельная история, в которой автор с самого начала берет читателя за руку и ведет за собой в самые темные, самые глубокие уголки сознания. Не идти нельзя — потеряв провожатого, вернуться не получится. Есть ли выход из этой бездны? Да, есть. Он находится где-то в районе станции Калинова Яма.


Максим Макаренков, художественный редактор
Для меня это история человека, застрявшего между мирами, оторвавшегося от одних корней, невольно пустившего корни там, где ему это делать было категорически запрещено, и — отрывающего себя теперь и от этой почвы. А такие вещи всегда — кровь и изматывающее безумие. Еще это история очень интересного и жуткого Многомирья, где сон не сон, явь не явь — набухающее бедой пространство, отчаянно пытающееся не сорваться в бездну. От этого ощущения последних минут перед бедой, тихих, безмятежных, потому особенно страшных, становится не по себе, внутри холодеет, хотя в книге герой течет и плавится от жары.

Дмитрий Быков, писатель
Мне за последнее время из прочитанного понравился роман Александра Пелевина «Калинова Яма». Хотя там много лишнего, на мой взгляд, но сама картина вот этой русской хтони, которая засасывает внезапно немца… Мне даже там показались какие-то мои обертона. Может, он что-то мое читал — «Можарово», например. Ну, может быть, и сам это почувствовал. Всегда же лестно думать, что кто-то тебя читал. Тоже там действие происходит 22 или 20 июня 41-го года. То есть люди, как правильно многие уже заметили, обращаются сейчас к началу войну, к предвоенной ситуации. И это более чем понятно. Мне это кажется симптоматичным.
06.12.2017 15:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх