Как маленькому издательству удается создавать шедевры: рассказывают художники «Августа»

Редакция издательства «Август» обладает исключительной способностью находить, извлекать на свет забытые по самым разным причинам книги-жемчужины. Например, «Апельсинные корки» почти позабытой сегодня Марии Моравской, или ранние стихи Марины Цветаевой с рисунками Екатерины Рожковой. Каждое издание выходит совершенно особенным, взгляните сами, ведь это же вдохновение в чистом виде — именно такую литературу и нужно советовать детям. По сути своей это совсем не коммерческие книги, и в каждой из них есть главное — искренность и доброта.

Как «Августу» это удается? Давайте попробуем выяснить — о своей работе и о грядущих новинках рассказывают иллюстраторы.



Мария Вайсман, главный редактор издательства «Август»
Ирина Киреева — наш главный художник. Первые книги «Августа» — стихи Александра Коняшова «Куда девалось мыло», «Иголка и нитка» — когда-то стали событием в книжном мире. Ее книги отличаются необычным дизайном, яркими красками и неожиданными решениями. Ее книги вызывают споры и бурные эмоции. Самое главное, что ее книги, нравятся детям, потому что дают возможность фантазировать, побуждают к творчеству, наверное это и есть главная задача любой книги для самых маленьких. Сейчас Ирина работает над поэмой Николая Гумилева «Мик». Все содержится в таком глубоком секрете, что даже трудно себе представить что это будет. Но будет не скучно. Это мы обещаем.
Андрей Дубровский до «Апельсинных корок» не занимался книжной иллюстрацией и стал художником этой книги совершенно случайно. Но в процессе работы стало ясно опять, что с выбором художника для книги у «Августа» случайностей не бывает… Листая «Апельсинные корки», читатель словно открывает дверь в детский мир начала 20 века с его хрупким уютом, с его атмосферой легкой тревожности, как перед грозой, когда еще тепло, но уже налетает ветер и первые капли дождя падают на твои плечи и щеки. Детские книги не могут быть только веселыми и яркими, в жизни каждого ребенка есть и радости и печали, и он должен быть уверен, что он во всем этом не одинок. Такова книжка «Апельсинные корки», в которой ироничные стихи Марии Моравской так удачно сошлись с тонкими, трогательными рисунками Андрея Дубровского.
В 2018 году ждите сборник стихов Осипа Мандельштама «Кухня» с иллюстрациями Андрея. Книга уже нарисована. Осталось всего ничего — придумать обложку.

Екатерина Рожкова, художник, иллюстратор
Цветаеву иллюстрировать страшно. Но тут представилась возможность, и оказалось, это возможно. Мне хотелось стилистически соединить черно-белую графику и цвет. Мне очень понятны и близки были многие темы, образы в стихах: музыка, гаммы, ноты, рояль, мамины украшения, бабушкин портрет, в каждом стихотворении была картинка готовая. Хотя Цветаева не любит деталей, предметов, за которые можно зацепиться в иллюстрации, как раз в юношеских стихах все это есть: тарелка супа, книга, бабочка. Есть, что рисовать. И можно было позволить себе в своих картинках обратиться к юному читателю, который, может быть, ходит в музыкальную школу, может быть не очень любит «скучные гаммы», может быть, проводит много времени со своей сестрой или братом, может быть, любит читать, наконец …
Повесть «Деревянные актеры» в первую очередь о страсти и любви к ремеслу. Здесь рисовать можно бесконечно. И кукол, и героев, и инструменты. Все вдохновляет. «Деревянные актеры» — это, конечно, богатейший материал для художника, потому что это история кукол, ремесла, стольких ремесленных деталей, марионеточной жизни. Я много времени провела в мастерских кукольного театра, чтобы изучить процесс, сделать наброски с рук и пальцев, которые шьют, клеют, вырезают и одевают кукол. Часть действия повести происходит в Венеции. Ну это же тоже настоящий подарок для художника. В работе использовались тушь, карандаш и уголь. Углем нарисованы самые примитивные куклы — это то, что рисовали герои книги, они делали такие эскизы, прежде чем сделать куклу. Пока делалась книжка, я побывала в Венеции, в музее Гольдони, и увидела тех самых марионеток, настоящих, как они выглядели тогда, но на тот момент мною были придуманы более очеловеченные образы, менее кукольные и условные. Но, если вы окажетесь в Венеции и если вам интересны старинные марионетки, обязательно загляните в дом известного сказочника-драматурга.

Петр Перевезенцев
Как я стал художником «Августа»… В 1999 году Издательство пригласило меня к сотрудничеству. Пригласило как сложившегося, «со своим лицом», художника. Задачи, которые мы, как коллектив единомышленников, перед собою ставили, Александр Коняшов свел к лаконичной формуле: «предельно сократить дистанцию между книгой и ребенком». Для преодоления этой дистанции мне пришлось расстаться с пятнадцатилетним багажом иллюстратора еще на старте.
«Библейские сказки», первая моя книга в «Августе», была и первой моей детской книгой. На ходу учился я видеть текст «как бы впервые». Без помощи «оптики», выработанной в «серьезном-взрослом-умном» иллюстрировании…
«Август» начальной своей поры — творческая мастерская с еженедельными совместными просмотрами и бурными спорами. Так рождался «августовский» стиль, парадоксальное и органичное, очень узнаваемое единство таких разных творческих индивидуальностей.

29.01.2018 16:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх