Как маленькое дружеское хулиганство выросло в большую литературу для детей

Джори Джон — новая звезда англоязычной детской литературы. За последние пять лет он выпустил с десяток смешных иллюстрированных историй, ставших бестселлерами New York Times и Amazon. При ближайшем рассмотрении они, как и полагается хорошим книгам для детей, оказываются не вполне детскими. Герои Джона — нелепый пингвин-пессимист, гиперактивный гусь, флегматичный медведь — неожиданны сами по себе. И берутся за такие же неожиданные темы: склонность к хандре, взаимоотношения противоположностей, неуверенность в себе. И всякий раз дело заканчивается целительным смехом читателей всех возрастов. Саркастичная история о смысле жизни «Проблемы пингвинов» собрала больше десятка престижных премий и стала бестселлером The New York Times. А книга «Пора уже спать!» стала лучшей книжкой с картинками за 2017 год на сайтах Goodreads и Amazon. Откуда взялся писатель Джори Джон и как ему это удается? Мы решили выяснить это у него самого.


Лабиринт Джори, как называлась ваша первая книга и как она появилась?

Джори Джон Моя издательская карьера началась с независимых зинов. Это такие мини-книги, которые тиражируются фотокопиями. Я их делал в старшей школе, потом в колледже, да и сейчас продолжаю делать с большим удовольствием. Это могут быть небольшие истории, комиксы, нон-фикшн, в общем, что угодно. Зины — очень забавный, простой, дешевый и быстрый способ выпустить свою работу. Я отправляю их по разным магазинам и продаю онлайн.

Одна из таких мини-книжек называлась «Все мои друзья мертвы». Изначально это был 12-страничный зин с разными персонажами на каждой странице, и все они говорили фразу, которая начиналась с «Все мои друзья…» И продолжалось чем-то соответствующим специфике персонажа. Например, овечка говорила «Все мои друзья фолловеры», а название книге дала фраза динозавра. Я ее сделал вместе со своим приятелем. Мы напечатали несколько сотен копий и продали, где смогли. Так случилось, что издатель Chronicle Books — издательского дома в Калифорнии — купил в магазине одну такую копию и позднее предложил нам превратить ее в настоящую книжку. Мы быстро согласились, выпустили книгу, и она стала бестселлером. Что само по себе удивительно — говоря начистоту, мы сомневались, что эта книга вообще найдет аудиторию. Мы сделали этот зин просто чтобы потешить себя и друзей. Это было в 2010-м. С того момента я продолжаю придумывать смешные книги… и в том числе смешные детские книги, которые стали моей главной страстью.

И я все еще делаю зины, для меня это по-прежнему самый крутой и самый простой способ протестировать свои идеи. Я делаю концепт, печатаю его, копирую, превращаю в маленький буклет, раздаю друзьям и загружаю онлайн. Если вижу встречный интерес, то делаю больше копий. Если нет, переключаюсь на что-то другое. Самое главное, что я получаю от этого — возможность делать книги самому. Не дожидаться, пока кто-то одобрит мои идеи и согласится публиковать их.

Л Слово проблемы — не самое распространенное в названии детских книжек. Если быть точнее, «Проблемы пингвинов» — первая детская книга, в названии которой мы его встретили. Расскажите немного о предыстории этого сюжета. Какие события подтолкнули вас к его созданию?

Дж Люди — и я в их числе — часто жалуются. Эта привычка встречается в любом возрасте. Чаще всего дело не идет дальше стандартных рефлексий. Я не говорю сейчас о серьезных проблемах, которые мы встречаем в жизни. Просто мелкие обыденные вещи, которые мы бесконечно переживаем изо дня в день: «Я устал. Почему так дождливо? У меня болит голова. Я все еще уставший», и так далее и тому подобное.

Не знаю как вы, а я очень часто так делаю. И вот однажды мне захотелось взять эти самые обычные, банальные ежедневные жалобы, которые звучат в моей голове и поместить их в какой-то необычный контекст. Я начал думать, что бы сказали разные животные, если бы начали жаловаться на жизнь. Перебрал несколько вариантов и пришел к идее пингвинов. Они мне всегда нравились, да и название «Проблемы пингвинов» показалось мне очень звучным. К тому же я знал, что рисовать их будет сплошным удовольствием для любого художника.

Мне доставило немало радости придумывать, на что бы мог пожаловаться пингвин, если бы мог говорить. Оказалось, что у него целый ворох проблем. Ну вот, например, если бы вы были пингвином, вы не устали бы от снега? Вам не было бы слишком холодно? Не бесило бы вас все это кудахтанье вокруг? Ответы: да, да и да. Кстати говоря, я не сужу тех, кто привык жаловаться. Я по-прежнему сам этим занят. Мне просто кажется забавным, что многие из нас делают это все время, просто на автомате, даже не задумываясь.

Когда я придумывал идею этой книги, то отталкивался в первую очередь от комического эффекта. И я очень рад, что эта идея подарила мне возможность поработать с Лейном Смитом, классным художником и замечательным человеком. Вам бы он тоже понравился.

Л Дети дошкольного возраста обычно довольны собой и жизнью. Занудство, сарказм, пессимизм — все это преимущественно «подарки» взрослой жизни. Складывается впечатление, что вы решили оставить скрытое послание замученным родителям посредством детской книжки. Так и задумывалось?

Дж Одно из моих достижений — писать книги, которые обращаются ко всем, и к детям, и к взрослым. Я вообще думаю, что детские книги должны доставлять удовольствие и родителям тоже, они ведь читают их вслух. Скорее всего, вы предпочтете читать своему ребенку ту книгу, которая и вас тоже веселит, верно? Ту, которая содержит несколько скрытых шуток для взрослых, возможно даже с долей сарказма?

Л Мы знаем, что вы работаете еще над одной проблемной книгой, на сей раз о жирафах. А с ними что не так? Слишком длинные?

Дж Здесь другая проблема, которая всех нас касается, так или иначе. Неуверенность. Бедный жираф не исключение. Он очень переживает (осторожно, спойлер!) из-за своей шеи. Книга выйдет в США в сентябре. Ее тоже проиллюстрировал Лейн Смит, гениальный иллюстратор и очень хороший друг. Я уже говорил, что он вам понравится?

Л Ваши Медведь и Гусь — любимые герои в нашей редакции. В этой серии прекрасно все. Особенно удивительно, как иллюстрации Бенджи Дейвиса дополняют юмор вашей истории. Как вы нашли друг друга?


Дж Во-первых, спасибо большое! Я счастлив узнать, что Медведь и Гусь полюбились в России. Во-вторых, я невероятно рад, что мне довелось поработать с Бенджи. Он талантливый парень! И вот что интересно: мы с Бенджи ни разу не виделись лично. Мы живем в девяти часах полета друг от друга. И пока ни один из нас не прилетел к другому в гости. Так что общаемся пока по почте или по скайпу, спасибо технологиям. Мы познакомились благодаря нашим агентам. Я увидел кое-что из его рисунков и влюбился в них. Когда появилась возможность, я написал историю специально для него, и она ему понравилась. Пролетели пять лет и вот мы уже заканчиваем четвертую книгу вместе.

Л Вы обсуждали как должна выглядеть книга?

Дж Да, мы говорили о том, как должна выглядеть книга, но в большинстве своем эти разговоры касались рукописи. Я делал заметки о том, как вижу ту или иную страницу, или эмоцию, или динамику и Бенджи просто воплощал это, как будто по волшебству. Например, в последней книге «Пора уже домой» Медведь собирается на рыбалку, не предупредив Гуся. Гусь расстроен, он не знает, что делать без своего лучшего друга. В рукописи я отметил, что взволнованный Гусь должен быть изображен с распростертыми крыльями и возводить глаза к небу. Бенджи очень точно уловил, о чем я говорю, и изобразил эту эмоцию точно так, как я ее передал. Это одна из моих любимых картинок в книге.

Л А вы кто — Гусь или Медведь?

Дж Очень хороший вопрос! И намного более сложный, чем вы можете себе представить. Было бы просто сказать, что я Гусь, потому что я очень энергичный и разговорчивый, когда нахожусь среди людей. Я говорю очень быстро, много шучу и задаю кучу вопросов. С другой стороны, я единственный ребенок в семье и с детства привык проводить много времени наедине с собой за сочинением историй, чтением, или разыгрыванием спектаклей. Случается, что и теперь я провожу дни как настоящий Медведь. Это другая часть меня.

Я помню, как в начальной школе проходил тест на тип личности. Я всегда получал в результатах «экстраверта крайней степени», но сейчас я понимаю, что так было потому, что я хотел им быть. И отвечал на вопросы, отталкиваясь от этого представления о себе. Вопросы были что-то типа «Когда вечеринка затягивается, вы чувствуете прилив энергии или усталости?» Меня и на вечеринки-то особо не приглашали тогда. Но я всегда писал, что становлюсь еще более энергичным. С течением времени я все больше убеждаюсь в своей интровертности. Возможно, это станет сюрпризом для многих, кто меня знает, но сейчас я больше Медведь, с небольшой долей Гуся.

Л Вы сказали, что работаете над четвертой книге о Медведе и Гусе. О чем она будет?

Дж Да, верно! Она будет называться «Все уже в порядке!». Дело будет происходить зимой, снежным утром. Как вы можете предположить, Гусь хочет поиграть в снежки, а Медведь — остаться дома, пить чай и читать книжку. Медведь согласен на компромисс и соглашается немного поиграть на улице, если после Гусь оставит его в покое. План немедленно рушится: Медведь простужается, и Гусь становится его строгой сиделкой.

Л Приезжайте в Россию! У вас тут есть поклонники!

Дж Привет, читатели в России! Буду рад приехать к вам когда-нибудь и сказать привет лично. Здорово, что я нашел вас так далеко. Медведь и Гусь тоже очень рады!

Все книги подборки

15.04.2018 11:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх