Интервью с иллюстратором. Торбен Кульманн — о «Городе кротов» и вдохновении

В книге «Город кротов» практически нет слов. Социальный посыл, который она несет, можно истрактовать и без них — о том, насколько хрупка окружающая нас природа, о коллективной ответственности за свои поступки, о будущем и экологии. Немецкий художник Торбен Кульманн, автор этой необычной книги, ответил на вопросы о творчестве, планах и источниках вдохновения.

Создавая «Город кротов», вы надеялись повторить успех книги «Линдберг», или ее идея появилась уже давно?
Идея истории жизни кротов очень стара. Она начиналась как пьеса, словами: «Страдаете от перенаселенности — двигайтесь под землю». Идея конкретного воплощения появилась спустя некоторое время после того, как была закончена работа над «Линдбергом». Я подготовил наброски в течение лета 2013 года и выполнил в цвете половину окончательных иллюстраций. Сначала предполагалось, что это будет серия из пяти иллюстраций для фестивалей и конкурсов, таких как Bologna Illustrators Exhibition. Однако затем у меня просто не оставалось времени работать над темой дальше, поскольку все время было занято подготовкой к публикации «Линдберг» и повседневной работой. Однако, вдохновленный успехом первых иллюстраций, например, «Крошечными жилищами кротов», я вскоре разработал общую концепцию книги. И наконец, прошлым летом у меня появился этот самый драгоценный ресурс — время, чтобы продолжать работу!

Из всех животных, которых возможно было выбрать, почему кроты?
Для меня было совершенно естественно выбрать кротов для этой истории. Кроты — животные, которые, без сомнения, изменяют окружающую среду. Они показывают увеличение своего присутствия растущим числом кротовых холмиков на зеленом лугу. И вы легко можете вообразить, что случилось бы, если бы в их распоряжении оказались технологии. Какое прекрасное иносказание для описания нашего мира, нашего общества и того, как мы обращаемся с окружающей средой. И кроты, как шахтеры, работающие под землей, — это почти клише. Поэтому я поддался искушению довести этот образ до крайности.

Иллюстрации к «Городу кротов» напомнили нам некие классические научно-фантастические фильмы, как, например, «Метрополис», «Бразилия» или «Бегущий по лезвию». Вы задумывали иллюстрации в этом стиле изначально, когда начали работу над этим проектом?
Мне приятно, что вы усмотрели эту связь. Я бы сказал, что кино оказало на меня наибольшее влияние. Я вырос, будучи большим поклонником научной фантастики. В особенности фильмы восьмидесятых годов прошлого века привлекли мое внимание и разбудили воображение. Антиутопическое будущее — популярная тема многих классических произведений научной фантастики, и между моей книгой и этими фильмами действительно можно заметить сходство. Будущее в «Городе кротов» может выглядеть как подземная версия мира, описанного в фильме «Бегущий по лезвию». Обложка книги даже отдает дань классическому фильму с Чарли Чаплиным «Новые времена», где герой оказывается между шестеренками гигантской машины. Аналогичный образ создан в «Метрополисе». Первые наброски для «Города кротов» пошли даже несколько дальше в будущее — они содержали несколько больше «хай-тека» — однако суть, заложенная в книге определенно сильнее, чем сюжетная форма. Другое направление, оказавшее на меня влияние в этой книге, это старый кинематографический трюк с комбинированными кадрами, завершенными способом дорисовки. Чтобы создать странные фантастические пейзажи и виды в слишком затратных фильмах, или если эти пейзажи просто невозможно создать технически, ландшафты дорисовываются вручную. Такие фильмы, как «Бегущий по лезвию», «Звездные войны», и даже «Метрополис», полны дорисованными вручную пейзажами. Сегодня технология CGI полностью заменила эту технику. Однако, некоторые из моих наиболее ранних картин, написанных маслом, являются скромными попытками смоделировать эти дорисованные изображения, и сейчас некоторые иллюстрации в «Городе кротов» отдают дань тем нарисованным сценам, которые так вдохновляли меня в детстве.

Книга «Город кротов» получилась довольно мрачной как с литературной, так и с метафорической точки зрения. Однако ее конец оставляет место для оптимизма. Для вас было важным вселить в читателя этот оптимизм?
Да, конечно. Она в буквальном смысле темная, потому что действие происходит под землей. На уровне повествования это смесь нескольких жанров. Это и фарс, и метафора, и черный юмор. Мой замысел заключался в том, чтобы у книги не был мрачный или жестокий конец, однако у меня не было также намерения написать «счастливый конец». Будущее Города кротов остается открытым для воображения читателя. Оно лишь слегка приоткрыто в иллюстрациях, и я счастлив, что книга не содержит прописанной краткой морали в конце. История оставляет тем большее впечатление, чем больше читателю предоставляется свободы толковать ее самому.

Недавно вы говорили, что успех «Линдберга» позволил вам посвятить больше времени иллюстрированию и написанию книг. Как это повлияло на манеру вашей работы?
Да, успех «Лидберга» позволил мне более активно выходить на книжный рынок в качестве фрилансера — иллюстратора. Например, большая часть работы над «Линдбергом» выполнялась в течение многих часов по вечерам, после основной работы, по выходным и во время отпусков. Теперь я чувствую облегчение, потому что имею возможность концентрироваться на работе над проектом в течение недель, без перерыва. Сейчас у меня равномерный темп работы, и я могу больше погрузиться непосредственно в работу над образами и сконцентрироваться всецело на одном проекте. И это было необходимо, потому что сроки сдачи «Города кротов» были очень напряженными.


Торбен Кульманн
Торбен Кульманн за работой


«Город кротов» — книжка-картинка из 32 страниц, что является типографским стандартом. Сложно ли было уместить свою идею в этот формат?
Прежде всего, каждый книжный проект в начале немного пугает. Существует столько много пустых страниц, которые надо заполнить. Даже если у вас имеется несколько идей, белые пустые листы бумаги немного довлеют над вами. Однако я с самого начала представлял, чем я заполню эти 32 страницы. Во время моей работы над книгой число возникающих идей значительно превышало заданный объем, поэтому было достаточно трудно втиснуть эти идеи в существующий формат. К счастью, есть страницы в конце книги, которые я использовал, чтобы интегрировать почти все идеи, возникшие в процессе работы. Книга претерпела значительные изменения по сравнению с первоначальным замыслом. Но, боюсь, что моя следующая книга снова окажется еще длиннее…

Над чем вам больше всего нравилось работать?
Одна из моих любимых иллюстраций в этой книге — пейзаж, напоминающий Таймс-сквер, заполненный кротами, автомобилями и трамваями. Было также интересно выступать в качестве дизайнера автомобилей кротов — которые в большинстве своем были трехколесными и имели «кротовые» силуэты. А после многих лет работы в рекламном агентстве было особенно приятно реализовывать все это богатство рекламы в иллюстрациях и придумывать многие бренды, относящиеся к кротам и земле. Интересно было создавать сценки с большим числом деталей. Они ассоциируются с ранее упомянутыми ландшафтами научно-фантастических фильмов и моим собственным воображением, хранящим в памяти такие места, как площади Таймс-Сквер в Нью-Йорке, Пикадилли в Лондоне. Технология кротов развивалась в очень целеустремленной, практической манере, совсем как человеческие изобретения. Однако я преувеличивал их все больше и больше — от кирки и лопаты до паровых буров, высотой во многие этажи… было интересно выступать изобретателем и инженером этих землеройных машин. Кроме того, эти машины перекликались с моими более ранними рисунками, выполненными, когда я был ребенком. Эти рисунки были непосредственными изображениями машин, к которым я добавлял все больше и больше сумасшедших деталей. Иногда я пытался построить эти машины в натуральную величину во дворе дома моих родителей. Эта, «изобретательская» часть моего раннего, детского «я» также дала вдохновляющий импульс при работе над образом маленькой мышки в «Линдберг».

Вы были несколько удивлены международным успехом «Линдберг», а «Город кротов» привлекает еще более широкий круг читателей. Вы сознательно постарались этого достичь?
И да, и нет. «Линдберг» начинался как очень личностный проект — я не создавал маркетинговый план и не планировал целевую аудиторию. Это был всего лишь мой диплом, я хотел, чтобы он понравился не только мне, но и моим преподавателям. Я не был уверен, что эта «старомодная» и длинная история когда-либо найдет своего издателя. Она планировалась несколько более сдержанной, немного более серьезной, с большим числом приключений. Я очень рад, что мой выбор по части дизайна привел к созданию книги, которая понравилась большому числу людей — молодых и старых. И я считаю, что «Город кротов» начинался примерно таким же образом. Снова нужно сказать, что целевая аудитория при этом никак не планировалась. Я постарался насытить повествование в «Линдберге» большим количеством изобразительных средств, оставив немного текста просто в качестве руководства. «Город кротов» был в этом отношении еще большим шагом вперед. Книга представляет из себя графическую метафору почти без слов, и я надеюсь, что каждый сможет узнать в ней часть нашей повседневной жизни и нашего поведения в этой подземной городской сказке. Поэтому, отвечая на этот вопрос, скажу, что это мой сознательный выбор — пересказать историю именно таким образом не для того, чтобы постараться понравиться наиболее широкому кругу читателей любой ценой, а просто потому, что так эту историю лучше всего рассказать, а читателя — вовлечь в сюжет!

12.07.2017 15:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх