«Героини становятся все решительнее и отважнее...» Писательницы о фантастике

Мы давно хотели поговорить о современной фантастике, ее мироустройстве, героинях и тенденциях. Накануне 8 марта эта тема становится еще более актуальной, ведь женщины не только активно читают, но и пишут современную фэнтези-прозу. Наши сегодняшние собеседницы — писательницыЕва НикольскаяиДарья Кузнецова, известные своими убедительными персонажами и яркими мирами. А также уникальный дуэтЕлены БычковойиНатальи Турчаниновой, которые работают в соавторстве уже 25 лет!
Получилась экскурсия в творческую лабораторию авторов: необычные герои, вымышленные пейзажи и фантастические возможности жанра.

Елена Бычкова, Наталья ТурчаниноваДарья КузнецоваЕва Никольская

Изменился ли образ фэнтези-героини за последние годы или десятилетия?

Ева Никольская

Все течет, все меняется ©. Конечно же, время накладывает свой отпечаток на образы героев и героинь. И в фантастических фильмах, и в книгах, написанных в жанре фэнтези. Героини, на мой взгляд, это некий адаптированный к антуражу клон наших современниц. Авторы иначе смотрят на стремительно развивающийся мир и его проблемы, и точка зрения героев, их поведение, ценности тоже претерпевают изменения.

Елена Бычкова, Наталья Турчанинова

Фэнтези-героини, о которых мы знаем, всегда были надежными спутницами своим фэнтези-героям. Они чуть более могущественны и сильны, чем в жизни, но и герой-мужчина гораздо более могуществен и силен, чем обычные мужчины в жизни. Что касается наших книг — мы не пишем о героинях. Наш герой книг — обычно мужчина. От его лица ведется рассказ. Женщины-героини в книгах наших тоже есть, и это интересные типажи, с сильными характерами. Но мы никогда не пишем книг от женского лица. Да, и очень не любим название «писательница». Это как называть врача — «врачшей» или «врачихой».

Существует ли типичная героиня современного русского фэнтези? Какие у нее черты, на ваш взгляд?

Ева Никольская

Сложно сказать. Как по мне, так героини становятся все решительнее и отважнее. И больше склонны сами решать проблемы, нежели искать помощи у мифических существ. Ну… или создавать проблемы, а уж потом их активно и с размахом решать. Зависит от героини.

Дарья Кузнецова

Я, честно говоря, не большой знаток. На чтение после работы, дома и творчества остается не так много времени, и его приходится делить между тем, что для души, и тем, что для дела. К тому же, сейчас фэнтези слишком много, чтобы составить какое-никакое авторитетное мнение, прочитать или хотя бы просмотреть по диагонали все попросту нереально. Так что я могу ошибаться, но… Да, она существует. Как правило, молодая девушка, сующая куда-то свой нос (обычно туда, куда не следовало) и находящая там приключения. Зачастую не в ладах либо со всем окружающим миром, либо с солидной его частью, либо с ближайшим окружением. Обычно — либо талантливая, но непризнанная и/или вызывающая зависть окружающих, либо обретающая (открывающая в себе спящие) таланты по мере повествования. К финалу закономерно обретает признание и, чаще всего, мужчину — красивого, обеспеченного и безоглядно влюбленного.

Какие возможности фантастический текст предоставляет своим героиням?

Елена Бычкова, Наталья Турчанинова

Для писателя, работающего с текстом, нет совершенно никакой разницы — идет работа над текстом про героиню-женщину, или про героя-мужчину. Так что возможности фантастический текст предоставляет героиням такие же, как героям. И огромной ошибкой является вообще устраивать «битву полов» на такой арене, как литература, художественный образ и работа автора над созданием персонажа. Писатель — это не тот, кто пишет бесконечно про себя, и снова про себя. И если писатель — женщина, то только о женщине она и будет думать.
Писатель — тот, кто пишет про окружающий его мир — а в мире у нас живут не только женщины. Но и мужчины. Еще есть дети, старики, животные, явления природы… и т. п.

Очень узко сводить все многообразие мира к гендерному восприятию. К гендерным ролям.

Дарья Кузнецова

Самые широкие: любые способности, любая биография, любые приключения, любые миры. Поэтому я и люблю данный жанр: при соблюдении элементарной логики, можно построить совершенно любую ситуацию. Все реалистические жанры в этом отношении, конечно, проигрывают.

Есть ли у вас любимый мир из числа созданных вами?

Ева Никольская

На самом деле каждый мир в тот или иной промежуток времени был самым любимым. Иначе как написать историю, которая в нем происходит? Например, взять цикл «Лорды Триалина». Как-то под Новый год мне очень захотелось красивой зимней сказки, села записывать идею, витавшую в голове, и мир, где разворачивается действие книги, начал обрастать все новыми удивительными подробностями. Удивительными для меня, ибо я ничего такого не планировала. Обычно я продумываю лишь скелет нового мира, живым и объемным он становится в процессе написания романа.
И все же вернусь к вашему вопросу…

Самый любимый на данный момент мир дилогии «Охота на невесту», потому что именно он меня до сих пор не отпускает. Этот мир похож на нашу современность, а значит, с героями больше точек соприкосновения, их проще понять, описать. В то же время в этом мире есть как древняя магия, так и фантастические технологии будущего, а среди людей там живут бьерны, сирены и прочие необычные существа. Планирую в 2017 году вернуться к этой серии, чтобы написать еще одну историю с новыми героями «20 лет спустя». И мир там, уверена, раскрасится еще более яркими красками, нежели прежде.

Расскажите о любимом персонаже из ваших книг. Как создавался этот образ, кто вдохновил на него?

Дарья Кузнецова

Очень сложно выбрать одного любимого героя, они для меня все разные и все по-своему любимые. Но один особенный все-таки есть. Второстепенный герой из книги «Случайные гости», штурман Василич, это единственный мой персонаж, у которого был абсолютно реальный живой прототип, не претерпевший почти никаких изменений при перемещении в книгу. Замечательный человек, с которым мне посчастливилось вместе работать: удивительного обаяния, изумительного чувства юмора. Собственно, именно ему посвящена эта книга и во многом ради него она была написана. Мне кажется, если бы он был жив, он бы порадовался и без труда узнал себя.

Елена Бычкова, Наталья Турчанинова

У нас нет любимчиков среди персонажей. Работая над каждой книгой, мы полностью погружаемся в образ. Каждая книга — это часть нашей жизни, часть нашего разума, нашего понимания (или переосмысления) мира, нашего нового опыта. Нам нравится как образ сильного, самодостаточного, человека Райн из «Иногда они умирают» и его спутница Тисса. Нравится эмпат Дарэл Даханавар из цикла «Киндрэт» и его друг, самоотверженный, сильный и умный, Кристоф, и очень светлый сострадательный человек — Лориан, а также Паула, сумевшая раскрыть свой талант, несмотря на то, что на нее давили со всех сторон и никто не верил, что она справится. Нравится злодей Миклош — над этим образом было очень интересно работать. Очень близок Мэтт из нашего нового цикла о сновидящих «Мастер снов», он такая медаль с двумя сторонами — темной и светлой, и его девочка Хэлена тоже нравится. Рэй и Сагюнаро из «Заклинателей». Кто вдохновил на них всех?.. Мир, который нас окружает. Разные люди… Разные страны… Ну, и наше особое восприятие этого мира — тоже само по себе вдохновение.

Все книги подборки

06.03.2017 18:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх