Читает Шафферт. Назад во времени к Винсенту Ван Гогу

Путешествия во времени, смысл искусства и судьба гения — это главные темы повести Севера Гансовского — «Винсент Ван Гог». Здесь сложно сказать нечто новое или особенно оригинальное, впрочем, как можно рассуждать о новизне в тексте, появившемся полвека назад?

Вспомним, что впервые «Винсент Ван Гог» был опубликован в 1971 г., в десятом выпуске «Альманаха научной фантастики», который регулярно выходил в издательстве «Знание». Повесть соседствовала с рассказом Ильи Варшавского — «Повесть без героя», в очередной раз ставившем вопрос об истоках и причинах гениальности, и основательно забытым сегодня коротким текстом Роберта Янга — «В сентябре тридцать дней», весьма пессимистично предсказывавшим нынешнюю моду на развлекательное образование. В отличие от остальных авторов сборника, Гансовский обращается не столько к будущему, сколько к прошлому. Будущее, конечно, есть, и оно довольно радужно: людям уже не приходится заниматься тяжелым физическим трудом, они стали более добрыми, нравственными и физически здоровыми. Правда главный герой повести — вовсе не представитель того самого лучшего человечества, совсем наоборот. Он жулик, который попросту мечтает разбогатеть.

В будущем, описанном Гансовским, путешествия во времени давно изобретены, опробованы и заброшены. Каждый житель описанного будущего знает: вмешательство в прошлое меняет настоящее. Впрочем, об этом были осведомлены и первые читатели повести Севера Феликсовича, ведь к 1971 г. знаменитый рассказ Рэя Бредбери — «И грянул гром» — о том самом взмахе крыльев бабочки издавался на русском языке как минимум трижды, а за пару лет до десятого выпуска «Альманаха научной фантастики» в журнале «Искатель» был опубликован рассказ Ильи Варшавского — «Петля Гистерезиса», герой которого нечаянно стал в мировой истории тем самым Иисусом. Гансовский в некотором смысле повторяет истины о взаимосвязи всех событий в истории и неочевидных последствиях наших вмешательств в ткань бытия, уже заявленные другими писателями, однако придумывает свои остроумные примеры и шутит на исторические темы, ничуть не стесняясь. Его герои даже плавание Христофора Колумба сумели отменить! Хотя текст, конечно, вовсе не об этом. В центре истории два прохвоста, которые решили разбогатеть с помощью контрабандной торговли предметами искусства. Казалось бы, что может быть проще, чем переместиться к никому неизвестному в свое время Ван Гогу, купить у него за бесценок пару картин, и продать их в будущем за огромные деньги? Так главный герой, рассказчик истории, оказывается в прошлом и знакомится с голландским художником.


Три встречи с Ван Гогом в разные моменты его жизни демонстрируют читателю неплохую эрудицию автора в области истории искусства (не стоит удивляться, ведь Гансовский рисовал и неоднократно участвовал в оформлении собственных сборников), а также изрядную долю идеализма, который в принципе свойственен для советской «гуманитарной фантастики». Хотя упомянутые детали жизни Винсента вполне соответствуют общеизвестным историческим фактам, повесть Севера Гансовского — это не биография художника, а бережная и значительно улучшенная по сравнению с оригиналом авторская фантазия о личности гения. Ван Гог не предстает перед читателем безумцем, который нападет на друга Гогена с бритвой, отрезает себе кусок уха или страдает от припадков ярости. Это скромный, говорливый, невероятно работоспособный и одержимый искусством человек, посвятивший жизнь некой не очевидной для обывателей великой идее. Из его бесед с героем читатель узнает что-то о главных работах мастера. Тут Гансовский напомнит факты из переписки художника с братом Тео, а также объяснит смысл и назначение искусства.

Во Франции начала ХХ века после прогулки по Лувру, главный герой, имени которого читатель так и не узнает, рассуждает так:


1-14250-1467967919-7359.jpgСкоро гитлеровцы затопят Европу, и рядом с теми, кто борется против них, станут произведения великих художников, писателей, композиторов. В Голландии возникнет партизанский отряд имени Ван Гога, томик «Писем» (речь идет об упомянутой выше переписке Ван Гога с братом Тео) найдут в вещмешке красноармейца, убитого на фронте под Ленинградом. Желто-зеленый солнечный свет будет нужен людям и в трудный послевоенный период, в сложные пятидесятые годы и тревожные шестидесятые».


Небольшой текст Севера Гансовского оказывается неожиданно многомерным. Кого-то зацепят рассуждения о природе человека и его способности день за днем улучшать собственное будущее, а другие всерьез заинтересуются жизнью и творчеством голландского гения. Между тем, хочется подумать еще вот о чём: почему именно сегодня тексты фантастов 60−70-х гг. постепенно приобретают статус программных, смыслообразующих книг для современных подростков?

Детям — об искусстве:

Все книги подборки

10.12.2017 17:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх