Читает Шафферт. История повседневности: уличные и крестьянские типы


Книг по истории повседневности становится всё больше, как будто узнавать о модах и старинных кулинарных рецептах нынешнему читателю интереснее, чем о международных отношениях и войнах. Эту тенденцию подхватывают детские издатели: именно бытовой истории недавнего прошлого посвящены книги издательства «Речь», объединённые в серию «Речь о России».
 
Название первой книги серии — «Профессии старой России» — не вполне отражает её содержание. Речь идёт не только о профессиях, а о самых разных занятиях. Авторы Наталья и Василий Волковы выбрали несколько колоритных «уличных типов» (так называли в позапрошлом веке самых разных людей, которые по роду деятельности почти весь день проводили на улице) и представили занимательные факты и истории о них. Каждый «уличный тип» можно было «узнать по одёжке», именно поэтому много места в книге отводится описанию особенностей внешности героев. Мы прочитаем, например, что городовой носил непременный белый мундир и фуражку с бляхой, а извозчик зимой наряжался в зипун, а летом — в синий кафтан и низкий цилиндр. Попутно авторы поясняют значения устаревших слов («шурум-бурум», «ломовик», «щемилка»), упоминают важные для героев обстоятельства жизни. Каждый рассказ (кстати, довольно лаконичный, не более 2−6 страниц крупного текста) сопровождается старинными фотографиями и стилизованными рисунками Елены Жуковской, на которых юный гимназист пробует себя в самых разных делах. Конечно, авторы рассказали не обо всех колоритных персонажах улиц позапрошлого века, забыв, например, о газетчиках и цирюльниках, а кое-где попросту кратко повторили сказанное Н. Я. Ривошем четверть века назад в давней интереснейшей работе «Время и вещи» (впрочем, где её сегодня найдешь), но они, пожалуй, первые среди нынешних авторов научно-популярных книг для детей взялись доходчиво и увлекательно разъяснить, как сильно отличалась повседневная жизнь позапрошлого века от нынешней.

Если первая книга была про жизнь города, то вторая переносит нас в деревню. «Дело мастера боится» Изабеллы Шангиной представляет читателям почти четыре десятка профессий и занятий сельских жителей, среди которых есть более-менее понятные, вроде «гармониста» или «лесоруба», и куда менее знакомые «бондарь», «кожемяка», «синильщик», «смолокур». Автор книги — доктор исторических наук, профессор, -охватывает самый широкий круг тем: тонкости устройства сохи и бороны, отношение деревенских жителей к мельникам или кузнецам, святые покровители разных занятий и обычаи, связанные с ними… Шангина так любит и уважает героев своей книги, что это отношение обязательно передаётся читателю, который не просто развлечётся по-умному, но и получит неназидательный рассказ о любви к ремеслу и почтении к умелым, мастеровитым людям в крестьянской России. Оформлена книга в пару к предыдущей: архивными фотографиями и рисунками Елены Жуковской, на которых маленький крестьянин и крестьянка пробуют себя во вполне взрослых серьёзных делах, что кстати вполне соответствовало действительности.
 

Зачем нам, собственно, разбираться в тонкостях уличной торговли или гончарного производства в дореволюционной России? Сегодня, если говорить о чтении и понимании художественных текстов прошлых веков, каждый из нас, особенно ребёнок или подросток, немного Ляпис Трубецкой: мы не понимаем значения десятков слов оттуда или берёмся оценивать поступки героев, продиктованные контекстом, о котором мы понятия не имеем. Энциклопедические издания по повседневной истории хотя бы отчасти помогают преодолеть этот разрыв в понимании. Прочитавший книгу «Профессии старой России» не будет недоумевать, что за «половой» даёт сдачу в трактире в книгах В. Крестовского, а внимательный читатель «Дело мастера боится» точно объяснит, зачем «коновал» в «Тихом Доне» собирает травы «вёснами в майском цветении».
 

 
11.10.2016 00:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх