Читает Михаил Яснов. В десятку! «Находчивая Нелли», «Кот Крамер» и еще восемь поэтических книг для детей

Рубрика Михаила Яснова о современной поэзии для детей

Михаил Яснов, поэт и переводчик, читает и обозревает новые издания поэтических книг для детей. Сегодня в обзоре: Джулия Дональдсон, Меир Шалев, Наталия Волкова, Дарья Герасимова, Марина Вишневецкая, Анастасия Орлова, Кристина Стрельникова, Дина Бурачевская, Юлия Симбирская и Марина Цветаева.


Эта книга — настоящий составительский подвиг Евгении Оскаровны Путиловой, ее воплощенная мечта. Великий знаток детской поэзии (Путилова автор самых главных антологий русской поэзии, обращенной к детям, вышедших в последние годы), она составила сборник цветаевской лирики из двух ранних книг поэтессы — «Вечерний альбом» (1910) и «Волшебный фонарь» (1912). Книги, когда писались, отнюдь не были обращены к подросткам (дети и подростки пишут взрослые стихи!), но Цветаева была еще переполнена живыми воспоминаниями о своем совсем недавнем отрочестве. По определению Путиловой, эти стихи — «дневник детства и юности», и с годами они вошли (входят) в круг подросткового чтения. Стихи Цветаевой следует читать, знать, а если получится — полюбить.

Книга «Мой рыцарь» — первый шаг в освоении космического пространства цветаевской лирики. И подробное послесловие составителя, и оригинальные иллюстрации Кати Толстой — всё привлекает внимание, всё наталкивает на внимательное, неспешное чтение. Вчитайтесь, вживитесь в эти стихи — вот пища для ума и сердца думающего подростка!

Кажется, ни один из наших последних обзоров не обходится без новой книги Юлии Симбирской. Юлия пишет все интенсивней, разнообразнее, и на этом фоне ее прежние стихи (частично собранные в книге «Наперегонки») обретают новое дыхание и заслуженное соучастие.

«Радуга-дуга», поэтическая серия издательства «Октопус» тоже обрела второе дыхание — книги становятся маленькими полиграфическими шедеврами, своего рода живописными альбомами, и сборник Симбирской, «по-альбомному» оформленный Е. Костиной, прекрасно вписывается в эту обновленную серию.

Если попробовать одним словом назвать то, о чем больше всего пишет Симбирская, то, пожалуй, это будет слово «сочувствие»: Юлия сочувствует всему, что не может найти своего места в мире, будь то старый велосипед, которого «перерос» хозяин, или расстроенный рояль, ждущий настройщика («Когда расстроен кто-то, / Ему нужна забота»), или старый осенний дождик, который вспоминает, каким он был веселым ливнем, или игрушечная лошадка, безвозвратно остающаяся в детстве ее маленького хозяина:

У игрушечной лошадки
На боках теперь заплатки,
Нет попоны и седла —
Вот такие вот дела.
Не скачу теперь на ней,
А люблю еще сильней.

Эти стихи про лошадку интонационно напоминают «другую» лошадку — из «Игрушек» Агнии Барто. Тогдашнему оптимизму (причесать лошадку — и в гости!) не то чтобы противопоставлено сочувствие, — оно названо, обозначено, приравнено в правах с веселостью. Сегодняшний ребенок имеет право на грусть — и слава богу!

Я искренне рад тому обстоятельству, что у Дины Бурачевской вышла, наконец, «толстенькая» книжка стихов, причем вышла она в престижной и популярной серии издательства «Эгмонт» «Пестрый квадрат» под надзором составителя серии Артура Гиваргизова.

Артуру Гиваргизову свойственно вычленять веселые и чисто написанные тексты, а Дине Бурачевской свойственно не просто весело и чисто писать, ориентируясь на звучание стиха (что само по себе немало); она всякий раз выстраивает особый лирический сюжет с неожиданной и, как правило, блестящей концовкой. Всего один пример — стихотворение «Уроки». Юный герой отвлекается от домашних уроков, у него дело куда поважнее: игра в войнушку. Что, казалось бы, в этом нового и оригинального? А вот что: концовка стихотворения. Описание военных подвигов нерадивого ученика так и осталось бы простым описанием, когда бы не такой «эпиграмматический пуант»:

Звенит моя награда,
И день недаром прожит.
Уроки делать — надо,
Но Родина — дороже!

В этой достаточно иронической, но такой искренней концовке сосредоточена «философия поколения»: лучше не скажешь!

Дину Бурачевскую отличает от ее талантливых сверстников, молодых поэтов, не только собственная интонация, но и своя особая стихотворная игра, умело организованная и «выписанная».

Кристина Стрельникова относится к тем детским писателям, которым свойственны попытки покорить любой литературный жанр, лишь бы, перефразируя давнюю истину, он был нескучным. Радость для читателя в том, что Кристина просто не умеет писать скучно. Берется ли она за стихи для самых маленьких — получается умно и «воспитательно»:

Отчего собака злая?
Вся охрипла, подвывая.
— Не хочу быть злою,
Оттого и вою!

Хочет ли написать для детей постарше, получается знакомо и весело:

— Вези меня, поезд,
На северный полюс,
В опасные страны,
В неведомый край.
Но мама сказала:
— Я так беспокоюсь!
Доешь макароны,
А после — езжай!

А в книге «Лето без берета» (кстати, очень симпатично оформленной) есть стихи и для тех, кто еще постарше. А за пределами книжки есть у Стрельниковой и стихи для подростков, и проза, серьезная и очень смешная. В общем, на все вкусы! А значит, читателей у нее будет все больше и больше.

Очередная симпатичная и своеобразная книжка Анастасии Орловой — собрание лирических миниатюр на заданную тему. Понятно какую. Тема безграничная: писать стихи про сны, про ночь, про то, что происходит по ночам в детском подсознании — любо-дорого. Орлова делает это с нежностью, со вкусом, с фантазией, позволяя себе все чаще впускать в свой собственный лирический мир нерегулярный стих, верлибр, чуть ли не прозу, отчего стихи ее становятся богаче и оригинальнее.

Ирина Гаврилова — тоже своеобразный иллюстратор с не меньшей фантазией и чувством обостренной современности. В ее рисунках прочитывается и традиция, и новаторство — в общем, стихи и рисунки достойно дополняют друг друга. А маленький читатель — еще, скорее всего, слушатель — совсем не обязан во всем этом разбираться: он просто получает удовольствие от слова, звука, цвета, тактильного ощущения книги. И от чувства единения со всем окружающим миром:

Вечером людям нужно,
чтобы их кто-нибудь обнимал.
Люди сворачиваются клубочками.
Люди сворачиваются калачиками.
Вечером все люди становятся маленькими.

Издательство «Самокат» реанимировало свою поэтическую серию — и если это и вправду так, то слава, слава «Самокату»!

Книжка Марины Вишневецкой хороша с разных точек зрения: стихи — на любой вкус, предисловие — многими любимого Вадима Александровича Левина, графически — что ни страница, праздник для глаза и души, а иллюстрации просто завораживают своей энергетикой. В книге всё куда-то несется, крутится, переворачивается вверх тормашками, летит, бежит, прыгает… Не оторваться!

По правде сказать, стихи Вишневецкой не совсем детские; это, скорее, такое полувзрослое языковое игрище, законы которого по-настоящему внятны читателю, поэтически подготовленному. Правда, многие нынешние подростки могут дать фору отдельным взрослым по части понимания поэтического текста. Как-то раз в одной начальной школе, когда я спросил ребят, чем стихи отличаются от прозы (уповая на то, что мне традиционно ответят — рифмой и ритмом), некое юное существо тут же ответило: «В стихах строки отформатированы!»

Думаю, именно таким читателям будет особенно интересно познакомиться со стихами Марины Вишневецкой. Игра всегда немного заглядывает в будущее (хотя бы потому, что будущее раскрывает имя победителя), И стихи Вишневецкой заглядывают в будущее вместе с автором.

В новой азбуке Дарья Герасимова-поэт уступила первенство Дарье Герасимовой-художнику. Она собрала в одной книге русские народные загадки и замечательным образом их проиллюстрировала. Загадок много. Картинок, кажется, еще больше. Каждая картинка скрывает ответ на загадку. Так что читающий эту книгу «работает» и с текстом, и с видеорядом. Это привлекает. Над каждым книжным разворотом хочется посидеть, подумать, поразглядывать детали, покопаться в памяти: а что тебе это напоминает? А когда вы все-все отгадаете и рассмотрите, в самом конце вас ждет конверт с настольной игрой для всей семьи. Книжка превращается в интерактивную игру, а когда такая игра связана с буквами, словами, то ее ценность неизмеримо увеличивается. Узнавать родной язык при помощи игры полезно, нужно и очень желательно. Кажется, взрослым это все нравится ничуть на меньше, чем детям. А помимо собственно загадок, вся книга переполнена старой русской лексикой, читать которую — одно удовольствие, и знать которую не мешает.

В новой книге Наталии Волковой собраны, в основном, зимние и новогодние стихи. Несмотря на такую «холодную» тему, книжка получилась теплой, домашней, вечерней, сказочной.

Прежние пристрастия Волковой к языковой игре, к филологическому юмору в этом сборнике ушли на второй план. Зато оказались подчеркнутыми таланты Волковой-рассказчицы. Не то чтобы проза заместила поэзию — вовсе нет! Но в стихах появился сюжет, обозначилась история, и Наталия Волкова рассказывает эти свои истории со вкусом и хорошим пониманием той аудитории, для которой они предназначены.

Холодной зимою
На заднем дворе
Жил старый волшебник
В одном фонаре.
Шептал заклинания
Каждую ночь,
И тени испуганно
Прятались прочь.

Этот веселый волшебник — существо для нас очень нужное. Мало того, что он раскрашивал серые стены цветными красками, он и серые лица делал жизнерадостными и привлекательными. И хотя в жизни на волшебную палочку надежды плохи, чувство обретенной радости и желания ею поделиться вполне реалистично — об этом, собственно, и пишет Наталия Волкова.

Израильский писатель Меир Шалев, прозаик и поэт, благодаря многочисленным переводам и публикациям, широко известен в нашей стране, и книги для детей безусловно расширяют аудиторию его читателей.

История кота Крамера — традиционный рассказ в стихах. Жанр, культивировавшийся в советской детской поэзии, в постсоветское время почти исчез, замещенный лирикой и юмором; тем интереснее узнавать, что на другой почве он жив и, судя по всему, совсем неплохо себя чувствует.

Пересказывать стихи — дело неблагодарное, просто имейте в виду, что книга хороша для детского чтения, и мир детства, традиционно перенесенный в мир животных, вызывает в памяти немало положительных эмоций. А переводчики Р. Нудельман и А. Фурман живо и свободно пересказали историю, написанную Меиром Шалевом, — надеюсь, ко всеобщему удовольствию.

Очередная «собачья» история — сколько их было и сколько еще будет! На этот раз сыщица Нелли разыскивает детские книги, которые «позаимствовал» воришка Тед. История непритязательная, никаких неожиданностей в книжке вы не найдете — прелесть скрыта в самом тексте. Дмитрий Быков — большой мастер изощренной поэтической формы, и в этой книжке — на высоте. Игровые рифмы, ирония, локальный юмор — все превращает чтение в изысканное удовольствие:

У Нелли такой сногсшибательный нюх,
Что нюхает Нелли буквально за двух!


Множество запахов: плюшки в буфете,
Платья и тщательно мытые дети.


На полках по-прежнему нравится рыться ей,
Ей нравится слушать про принцев и рыцарей…
И т.д.

В общем, веселое чтение, воспитывающее чувство ритма, звука, нужного слова в нужном месте. Читайте и слушайте!

Все книги подборки

14.04.2018 14:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх