Артур Гиваргизов. Книжная полка: кого еще читать, если нравятся Крапивин, Драгунский и Голявкин?

Помните свое школьное детство? Каждый из нас может вспомнить его, открыв книгу любимого в детстве писателя — Крапивина, Драгунского, Остера, Голявкина… Точно так же их любят современные дети. Но рассказы Крапивина и Драгунского однажды заканчиваются, а хочется еще и еще, да побольше! Если ребенок требует «Дайте, пожалуйста, такое же, как в «Тетрадках под дождем», кого ему посоветовать? Если все из рекомендованной классики, кажется, уже прочитано? Писатель Артур Гиваргизов и редактор издательства «Эгмонт» Татьяна Пименова советуют книги современных авторов и объясняют, почему их стоит прочесть.

Советует Татьяна Пименова

Татьяна Пименова, главный редактор детского издательства
Татьяна родилась в Москве в семье народного художника СССР Юрия Пименова. Закончила филологический факультет МГУ, со студенческой скамьи работала в крупнейших московских издательствах переводчиком, редактором и автором-составителем. С 2006 года возглавляет книжную редакцию издательства «Эгмонт», где в полной мере реализовала мечту делать детей счастливыми. В 2017 году благодаря пополнению серий «Город мастеров» и «Пестрый квадрат» сайт «БиблиоГид» признал «Эгмонт» лучшим детским издательством.

Михаил Яснов - Мамонт, Папонт и остальные

Мамонт, Папонт и остальные
Вы когда-нибудь встречались с Мамонтом и Папонтом? Путешествовали из Пижамии в Туфляндию? Знаете, как вылечить бегемота от зевоты? Нет? Тогда вам нужно как можно скорее прочитать замечательную книгу стихов Михаила Яснова! Вы познакомитесь с Чучелом-мяучелом, научитесь писать буквы (если вдруг забыли) и поступите в квадрат рисования.

Эту волшебную книгу сочинил поэт Михаил Яснов. Он живет в Петербурге, а знает его вся страна. Ведь он написал больше тридцати детских книжек, да еще полдюжины взрослых, а сколько перевёл с французского — и не сосчитать. Уже не первое поколение детей распевает его песенки про чучело-мяучело и свинку в облаках, а взрослые вспоминают стихи, знакомые с детства.

Михаил Яснов пишет для детей очень лиричные и в то же время игровые стихи. Он, как ребенок, удивляется каждому слову и каждому явлению нашей жизни. Произведения Яснова необычайно музыкальны. Он постоянно отстаивает чистоту стиха, точность рифмы. В детском стихотворении не должно быть ни одного лишнего слова, ни одного неточного звука, считает он. Автор — непревзойденный мастер словесной игры, и в эту игру-творчество он умеет втянуть и своего маленького читателя.

Мамонт и папонт
Гуляли вдоль речки.
Бабонт и дедонт
Лежали на печке.
А внучонт
Сидел на крылечке
И свертывал хобот
В колечки.

Рисунки Елены Блиновой отлично передают неугомонную природу детских стихов. Книга скреплена пружинкой, и это сделано не просто так: берешь в руки, и она раскрывается навстречу тебе, манит листать и читать дальше. Детям очень нравится такая форма!

«— Еще три минуты, — сердито сказал он. — Будешь ждать?
— До чего?
— До хорошего настроения!»

Для ребенка эта книга — развлечение, для взрослого — возможность минут на 20−30 снова вернуться в детство. «Три минуты до хорошего настроения» — сборник простых и трогательных коротких рассказов о детях и для детей обо всем, чего пожелает самый притязательный читатель. Вот мальчик, настолько привыкший ходить в школу, что даже в первый день каникул явился на занятия. Вот папа, который во всем слушается сына, вот Славка, в походе спрятавшийся за палатками, чтобы подольше поспать, а вот девочка, которая очень сильно не любит дырки в носках. Тут даже про дроби есть (но совсем чуть-чуть и необременительно, без аллюзий к прелестям школьных будней, честно).

На страницах книги может случиться все что угодно: то вдруг учитель физкультуры язык покажет, то придешь в огород, а там вовсю колосится диковинное растение дрымбыр… Не изменяя своему стилю, автор легкими взмахами пера воссоздает мир таким, каким каждый из нас видел его в детстве, и оживляет его душевным юмором. Добавим к этому донельзя подходящие по настроению яркие и ироничные иллюстрации художницы Екатерины Головановой, и читатель любого возраста точно не останется равнодушным. За три минуты, правда, новую книгу Натальи Евдокимовой прочитать будет сложновато, но хорошее настроение она точно обеспечит!

Встречи с чудесным ждут Нинку на каждом шагу. Стоит лишь раскрыть платяной шкаф или выйти на кухню — и вот уже вокруг девочки закручивается вихрь удивительных, невероятных событий. Самые обычные вещи вдруг превращаются в волшебные, а фантазии становятся живыми и вполне самостоятельными персонажами.

Главное в такой ситуации — трезво смотреть на вещи и ничего не бояться. Вот и Нинка не боится и даже не удивляется, когда ее жизнь превращается в сказку. А что ей еще остается? Пришельцу из космоса девочка вручает бублик, крокодила кормит овсянкой, а Бабу Ягу с волком приглашает в гости. И все в итоге получается как нельзя лучше. Даже ночным кошмарам не удается запугать храбрую Нинку!

Смешные и добрые, веселые и поучительные — эти истории понравятся не только юным читателям, но и их родителям. А иллюстрации, которые нарисовала для этой книги Надежда Суворова, подарят много увлекательных минут всей семье. Их можно разглядывать бесконечно, выискивая кусочки ниток и пуговицы, кружево и клетчатую бумагу — все это мастерски вплетено в рисунки, исполненные в оригинальной технике коллажа.

«Прическа номер один» Михаила Есеновского — сборник смешных стихотворений о коровах и черепахах, о комарах и рыбках, о броненосцах и взбунтовавшемся мыле. Изящные, легкие, лаконичные, эти стихи читаются на одном дыхании. Книжка получилась очень уютной и «домашней», хотя все сюжеты вроде бы не о людях, а о разных зверях, птицах и другом «живом мире».

Приглушенный свет абажура, книжка, кружка, слегка примятый диван, расслабляющий запах мяты недопитой утром микстуры. Взлетающие, как Ту, аисты, взмывающие, как Су, синицы с основного, с запасного аэродрома. А мне ТУТ нравится. Мне ЗДЕСЬ хорошо спится. Я — дома.

Отдельное слово следует сказать о великолепных иллюстрациях художницы Марии Згоды. Все они выполнены в необычной технике аппликации — комары и медведи, слоны и рыбки созданы из разных предметов, кусочков картона и бумаги, камешков, засушенных листьев. Например, у комара нос — из маленького медного ключика, а голову журавля изображает обыкновенная деревянная прищепка. В результате все персонажи стихов получились очень живыми и колоритными. Чувствуется, что автор и художник творили на одной волне.

Вещи, которые сложно объяснить, можно воплотить в сказочной форме, и тогда всем станет легче. «Сказки про мальчика Лешу» Сергея Седова — сборник детских сказок об уже не совсем детской жизни. И смешная, и грустная книга о том, как дети видят взрослые проблемы, и как просто бы те решались, если бы все мы оставались немного детьми.

Главный герой — мальчик Леша, который умеет превращаться во что угодно. Он может стать лучшим на свете специалистом по разминированию мин, школьным директором, даже милицейской рацией или пятеркой в дневнике. Автор провожает маленького читателя из детства в юность, учит его честности и взаимовыручке, заботе о близких и уважению к ним. Ведь даже всесильный Леша знает: с большой силой приходит большая ответственность, поэтому свои исключительные способности он использует, чтобы помогать людям, и особенно маме. Здесь между строк — об искренней любви маленького защитника к матери — и о взрослом обожании своего ребенка, который шаг за шагом становится настоящим мужчиной и в своих фантазиях, и в реальности.


Благодаря неповторимой сюрреалистической манере иллюстрации книга стала уникальным, полноценным произведением искусства, художественным альбомом. Художник Варя Аляй создала невероятный, фантастический мир и воплотила его столько ярко, бескомпромиссно и «на грани» правил, что, держа издание, ловишь себя на крамольной мысли — а точно ли у меня в руках детская книга? Но это так; и «Сказки про мальчика Лешу» — очевидная революция на книжном рынке.

У этой повести непростая судьба. Написана она была в конце 1980-х гг., на излете перестройки. Но сразу издать не удалось: журнал, в котором она должна была печататься, закрылся. Повесть надолго легла на полку, и вот в 2008 г. она вышла в Новосибирске крохотным тиражом — всего 500 экз. А уже на следующий год получила специальный приз Детского жюри конкурса «Заветная мечта». Тираж разлетелся моментально, читатели просили еще, но увы, опять наступил долгий период молчания… И вот сегодня благодаря издательству «Эгмонт» книга получила второе рождение.

Как заявляет сам автор, «Ветеран Куликовской битвы…» — документальная сказка. Ее трудно отнести к какому-то одному жанру: здесь и авантюра, и исторический контекст, и детективная интрига, уходящая корнями в русские сказки… Яркий сплав жанров, пестрая мозаика эпох, мастерски выстроенный сюжет, в котором каждый персонаж и событие играют четко отведенную им роль — здесь, как в кольчуге, любой элемент сюжета цепляется за соседние — и вместе они образуют тонкое, но прочное полотно повествования. Школьники из уральского города Ирбита принимаются за поиски загадочного и неуловимого старичка, который то и дело возникает в разных уголках города, откалывает совершенно безумные номера, а потом исчезает, словно его никогда и не было. Помогают им в этом учителя, милиция и некие мистические, пока непонятные силы. Причудливо переплетены фэнтезийный сюжет и исторические реалии, городские легенды и русские сказки; проза чередуется со стихами, и что ни стихотворение — то пародия. Еще стоит сказать о ярком, самобытном языке, на котором разговаривают герои. Неважно, выдумал ли автор все эти «кого-ли», «изломы» и «лихоты», или они действительно существуют, но все это придает повествованию неповторимый колорит.

Поучительная и обходная, магазинная и почетная, нежная и печальная, дрожащая, географическая, хозяйственная… Разве бывают такие сказки? Конечно, и все вместе они объединены Олегом Кургузовым в сборник «Теплые сказки». Как мухе выучить человеческий язык? Как спастись ребенку, проглоченному удавом? Куда течет пугливая вода? Как произвести хорошее впечатление на фонарный столб? И, главное, зачем?

Каждое движение детской любознательной души с любовью и деликатностью описано писателем и не менее мастерски проиллюстрировано художницей Дарьей Герасимовой: просто взгляните в широко распахнутые безмятежные глаза всех героев книги. А звери и рыбы здесь с такими расписными хвостами, будто явились из красочных снов; а в животе у удава уютно и не тесно; и общее впечатление от книги — мягкая и обволакивающая, словно плед. Сказки-зарисовки для неторопливого чтения в семейном кругу или самостоятельно; вне всякого сомнения, по прочтении книги ребенок не будет ни взбудоражен, ни беспокоен, а взрослые вспомнят сказки, которые бабушка давным-давно рассказывала тихим добрым голосом, и от тембра его, который навсегда в памяти, (как и от книги Кургузова) станет тепло на душе.

Рекомендует Артур Гиваргизов

Артур Гиваргизов, поэт, писатель
Автор книг «Как исчез директор школы», «Записки выдающегося двоечника» и многих-многих других. Гиваргизова часто называют «непедагогичным» писателем за его несерьезный взгляд на школу, учителей и родителей, и может быть, поэтому его рассказы так нравятся детям. Параллельно с прозой Артур Гиваргизов пишет стихи.

«И в дружбе, и в любви рано или поздно наступает срок сведения счетов. (Б. Шоу)» – написано в вагоне метро на рекламной наклейке (страховая компания, кажется). Это я отвлекся от Марининой книжки, поднял на секунду взгляд. Вот в «Собаке» нет никаких сведений счетов. Попытки были.

Андрюхе даже диагноз поставили: «Синдром Отелло». Но Отелло из Андрюхи не получился. Потому что Отелло из другой оперы. Вернее, Отелло – это опера, а Андрюха и Кит – джаз. «Я извлек из гитары квакающий звук. Взвыл Кит. На этом фоне я изобразил тиканье часов, клич самца-горбыля, крики чаек. Кит — гудок паровоза и гудок парохода». Кит – это собака, такса. Однажды один ветеринар сказал, что Кит – циклопическая американская крыса, Люся и Миша испугались, но Кит их успокоил: «Вы что, психи? Слышал бы мой дедушка такс кентерберийский эту белиберду!».

Кстати, у Андрюхиных родителей, Люси и Миши, причин для сведения счетов предостаточно: Люся оказалась инопланетянкой, а Миша вообще… «Когда ему Каракозова зуб вырывала, наш папа Миша почувствовал, что это женщина его мечты». В опере бы все кончилось плохо, а в джазе всё кончилось хорошо. Неужели Бернард Шоу ошибся? Или, может, для Миши, Люси и Андрюхи ещё время не наступило? Ответ на первый вопрос: «Да». На второй: «Не наступит». Это другое Шоу.

В одном из читательских отзывов на «Мороженое» написано, что «книжка замечательная, о странных людях, странной семье…» и что «любовь и доброта этих странных людей убеждает…», в другом — «о доверчивости и заботе, но, наверное, взрослая…» Получается, про странных людей, убеждающих своей любовью и добротой. Немножко непонятно. Прочитал «Мороженое в вафельных стаканчиках». А, так это детдомовским инспекторам кажется странным, даже подозрительным, что можно любить и заботиться без проверки и оформления документов. «Вы поймите, — не раз говорили они маме, а иногда и папе, — ребенок не ваш, детдомовский. У вас, кстати, все на месте? Все вещи? Ничего в последнее время не пропадало?» Ну да, таких инспекторов много. Правда, если первый отзыв написал такой инспектор, то с ним, похоже, произошли серьезные изменения. Хорошо, что он прочитал «Мороженое в вафельных стаканчиках».

Для взрослых? Сижу я однажды в классе с девятилетним Костей, разбираем новую пьесу, что-то объясняю, Костя задает уточняющие вопросы… Дверь открывается, заглядывает Костина мама: «Как наш Костя, Артур Александрович, не капризничает? Он у нас немножко капризуля». Дверь закрывается. Я смотрю на Костю. Костя пожимает плечами: «Они думают, что я маленький».

«Куда идет эта фраза, какая нота тут главная. Или вот мелодия — это кто? Воин или поэт?..» (Нина Дашевская: «Около музыки»).

Я тоже своим ученикам говорю что-то подобное. Например, ми мажорная скрипичная партита Баха — такое ощущение скорости и пространства. Ты движением охватываешь огромное пространство, физическое и духовное, внешнее и внутреннее. Способ открытия мира, и/или — себя. А на скрипке, гитаре или самокате — не важно.

В тринадцать лет нужен подходящий «быстрый» легкий инструмент: скрипка, флейта, гитара, самокат, скейт, ролики…

Тринадцать лет — возраст, когда в школе задают сочинение на тему: «Человек, на которого я хотел бы быть похожим». Когда перебираешь всех литературных героев и в конце концов понимаешь, что не нужно никого повторять: «Я бы хотел быть похожим на Игната Волкова. Я пока не знаю, кто это. Мне кажется, он, или я, каждую минуту разный. Но я не хотел бы повторять кого-то…»

Игнат Волков выбрал самокат и ролики. На мой взгляд, вся повесть «Я не тормоз» — это продолжение сочинения Игната: «Мне кажется, он, или я, каждую минуту разный…»

Признаюсь, мне во время чтения часто хотелось быть похожим на главного героя. На самокате у меня с такой скоростью не получится, пойду сыграю ми мажорную партиту Баха (есть отличное переложение для гитары).

Все книги подборки

08.02.2018 16:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх