Алена Георгиева. Это страшное слово «философский». «Время» о книгах, которых не надо бояться

Все родители — ну или подавляющее большинство — хотят, чтобы их ребенок вырос не только здоровым и красивым, но и умным, тонко чувствующим и глубоко мыслящим человеком. Однако эти же люди, прочитав словосочетание «философская притча» в аннотации — или просто уловив намек на что-то сложное и серьезное, — деликатно откладывают книгу в сторону. Им кажется, что ребенок до подобных тем и вещей еще не дорос — они ему попросту не интересны. Даже мне, взрослому человеку, — думает родитель, — вся это философия не слишком-то понятна и интересна, а уж малышу…

1-15893-1486385614-2219.png

Для начала давайте признаемся, дорогие взрослые, что слово «философский» пугает в первую очередь нас самих. Это ради нас почти 20 лет назад американское издательство «Scholastic Corporation» отняло у Гарри Поттера «философский камень» и дало взамен «колдовской» — потому что у читателей, дескать, слово «философский» вызывает тоску, а не мысли о волшебстве. Кто же эти читатели? 10-летние ровесники главного героя? Как бы не так!

Небольшой опрос (примерно на 200 человек) среди тех, кому к выходу «Гарри Поттера и философского камня» на русском было как раз 10−11 лет, получил удивительные, но закономерные результаты. Кто-то начитался исторических энциклопедий и прекрасно знал, что философский камень — это превращение свинца в золото, эликсир бессмертия и прочее концентрированное волшебство; кто-то — шесть человек из двухсот — действительно испытали предубеждение, дескать, философия — это нудно. Некоторые просто не обратили внимания на название — философский камень? Да какая разница, если это книга про волшебников, и все вокруг читают? Но большинство опрошенных ничего раньше о философском камне не слышали и ничуть им не смутились, потому что слова «философский» — умный, сложный, неоднозначный? — и «камень» сочетаются вместе просто волшебно. Философский камень мог равно оказаться магическим артефактом для больших свершений и героем «Алисы в Стране Чудес». Он замечательно вписался бы в Безумное чаепитие, между Мартовским Зайцем и Шляпником.



Дети не боятся ничего — ни смерти, ни бабы-яги, ни нравственного императива Канта, ни слова «философский», — пока мы сами не заразим их своими взрослыми страхами. Бесстрашие — это главная детская сверхспособность, которую мы теряем, повзрослев. Дети постоянно задают родителям философские вопросы, и чем младше ребенок, тем меньше он щадит старших и чаще ставит их в тупик.

Почему люди умирают? Нет, «от старости» — это отчего, а я хочу знать, почему. А можно не умирать? И ты умрешь, и я, что ли, умру? А что же делать?

В чем смысл жизни? Можно ли знать все-все на свете? И ты не знаешь?

А есть ли Бог? А как это проверить? — неважно, что вы ответили ребенку на этот вопрос, он все равно захочет убедиться в вашей правоте сам, ему нужен наглядный эксперимент.

С самого раннего детства мы хотим знать ответы на вопросы, над которыми мудрецы ломают голову испокон веков, — и не просто ответы, а ясные, лаконичные и однозначные. А отвечают нам обычно, что это сложный вопрос, даже философский, и однозначного ответа он не имеет… И либо пускаются в долгие абстрактные рассуждения, ребенку совершенно неинтересные, либо просто отмахиваются — подрастешь, мол, сам все поймешь.

1-15893-1486389018-6113.png

Но это неправда: чаще всего мы перестаем задавать вопросы взрослым — все равно же ничего путного не отвечают! — и благополучно забываем о сложном, важном и неоднозначном до тех пор, пока наши собственные дети не придут к нам с обескураживающим «В чем смысл жизни?».

И мы, не отрываясь от плиты или телевизора — сегодня, правда, все чаще электронного девайса, — снова замыкаем порочный круг, отмахиваясь: это сложный вопрос, неоднозначный, философский… Вырастешь — сам поймешь, может быть, и мне расскажешь.

Да, сложный. Да, неоднозначный. Да, страшно подумать, философский, но что же, теперь о нем не говорить?

Чтобы говорить с детьми о самом важном на понятных примерах, нужны философские сказки. А хорошие философские сказки можно читать просто для удовольствия, наслаждаться сюжетом и переживать за персонажей — важное и серьезное никуда не убежит и обязательно вас дождется.

Философские сказки можно и нужно перечитывать не один раз — причем в разном возрасте. Их именно тянет перечитать — иногда не сразу, но тянет обязательно.

В грядущих обзорах мы на примере нескольких детских книг издательства «Время» расскажем, что можно найти в философской сказке и чего в ней искать не стоит; какие книги просты только на первый взгляд, а какие кажутся нам сложными — но совершенно напрасно. О сборнике Булата Окуджавы «Прелестные приключения», сказке «Мусорщик» Дарьи Вильке и сказках Марины Аромштам можно прочитать уже сейчас.

20.09.2017 15:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх