Алена Георгиева. Большая книга. О романах, вошедших в шорт-лист литературной премии

В конце мая литературная премия «Большая книга» предъявила миру свой шорт-лист. Алена Георгиева разбирается, чем список примечателен, кто в нем есть и чего не хватает, а также предлагает всем желающим влезть в шкуру члена литературного жюри.

Судя по шорт-листу этого года, совет экспертов, который формирует что длинный, что короткий списки премии, охладел к ЖЗЛ и прочему нон-фикшну (в лонг-листе было две вполне примечательные биографии, в шорте — ни одной), а также сборникам и жанровым экспериментам (вроде «Автохтонов» Галиной и «Песен драконов» Динца в шорт-листе2016-го). Только солидные объемные моноиздания, большая часть которых — сюжетные романы, а два (Степанова и Гришковец) — романы, тяготеющие к эссеистике.

Из просто хороших книг лонг-листа совет экспертов каждый год выделяет значимые, определяющие, куда развивается современная литература. И куда же направляют нас финалисты этого года? Олег Ермаков в «Радуге и Вереске» заворачивает на запад — в приграничный Смоленск, вечный камень преткновения между Европой и Россией, место кровавых битв, судьбоносных решений и завораживающих историй, которые завязываются в XVII веке и тянутся в век XXI-й. Алексей Винокуров в «Людях черного дракона» уводит читателя в противоположную сторону, на восток, где на берегу Амура сошлись представители трех наций и кинули что-то свое в кипящий котел мифов и культур.

Еще две книги шорт-листа — настолько разные, что их на первый взгляд даже сравнивать смешно — взглядываются вглубь человека современного и пытаются, каждая на свой манер, выяснить отношения с даром (то есть талантом), роком (то есть предопределенностью) и другими важными экзистенциальными вещами: это «Прыжок в длину» Славниковой и «Театр отчаяния» Гришковца.

Еще три книги — «Июнь» Дмитрия Быкова, «Бюро проверки» Александра Архангельского и «Рецепты сотворения мира» Андрея Филимонова копают в поисках истины историю. А ниточку между обращенными к личности книгами и книгами, измеряющими глубину исторического процесса, протягивает нашумевший «романс» Марии Степановой «Памяти памяти» — о памяти личной, семейной, общественной и исторической. Ведь, как правильно сказала Клариса Пульсон (и многие говорили до нее), «вспомнить все» — ключевая тема литературы последних десятилетий, мы ищем себя не в настоящем, а в прошлом. Мне лично кажется, что тема «широка страна моя родная» — о сложносочиненности нашей русской истории и смертельно-красивом переплетении ее с природой, — которую уже не первый год развивает в своем творчестве автор «Радуги и Вереска» Олег Ермаков (а в шорт-листе этого сезона — еще и Алексей Винокуров), не менее интересна и насущна для современного читателя, но решать, конечно, жюри.

Ужасно интересно, кто же победит — то есть какой из отмеченных векторов развития будет не просто признан значимым (признание уже есть в шорт-листе), но и достойным поощрения, в том числе серьезного денежного. Всем советую следить за развитием событий и участвовать в читательском голосовании, которое вот-вот объявят. Ну и, конечно, читать шорт-лист — чтобы осуждать Пастернака с полным правом, то есть прочитав.

Что еще можно сказать о шорт-листе «Большой книги» этого года? В нем из возможных 15 позиций занято всего 8 — на фоне небывало большого лонг-листа шорт вышел самым коротким за последние годы. Но это и хорошо. Почему? Потому что больше людей возмутятся его скупости, несправедливости (всегда кто-нибудь обижен) и непонятности — и пойдут знакомиться с лонг-листом, где осталось еще предостаточно достойных произведений. Все правильно! Больше книг, шире кругозор.

Но читать просто шорт-лист «для галочки» скучно, а весь лонг-лист долго — да и другие интересные книги простаивают. Что же делать? Я советую знакомиться с книгами не «списками», а тематическими или жанровыми «кластерами» — с рифмами и параллелями и читать интересней, и общая картина ярче и наглядней.

К восточно-экзотическим «Людям черного дракона» отлично подходят байкало-сибирские книги последних лет: «Песнь тунгуса» Ермакова, «Тобол» Иванова, «Точка сборки» Кочергина, «Мэбэт» и «Ильгет» Григоренко.

С «достоверной фантастикой» Ольги Славниковой хорошо соотносятся книги Анатолия Курчаткина с единственным фантдопущением, сворачивающим добротный реализм в невыносимый для героев сюр, и магический реализм Марии Галиной.

Творческое призвание, призвание вообще, которое исследует в своей книге «Отчаянный театр» Евгений Гришковец, глубоко и со всякими приятными бонусами раскрывают в своих книгах Владимир Козлов («Рассекающий поле») и Егор Фетисов («Ковчег»).

Безумные планы одного из героев быковского «Июня» по управлению людьми с помощью языка и текста в полной мере воплощаются в «Тексте» Глуховского и «IPhuck 10» Пелевина — ни тот, ни другой в шорт-лист не прошли, но от этого первая попытка массового автора Глуховского замахнуться на большую литературу и первый за долгое время (простите, Виктор Олегович) приличный роман Пелевина интересными быть не перестают.

С индивидуально-историческим исследованием Архангельского «Бюро проверки» соотносится — по общности эпохи — «советский Декамерон» Бориса Минаева «Ковбой Мальборо, или Девушки 80-х». И совсем уж идеально к нему примыкает роман «Юби» Наума Нима — очень похожая структура и проблематика, только плюс шесть лет ко времени действия.

Романа Нима вы не найдете и в лонг-листе — а между тем финалист премии Дмитрий Быков называл «Юби» одним из главных романов одного из главных русских писателей. Заявление сильное и очень субъективное, но любая премия, ее списки и обсуждения этих списков — это праздник субъективности.

Так что читайте шорт- и лонг-листы, ищите неочевидные параллели, сличайте свои ощущения с чужими и участвуйте в этом празднике субъективности с удовольствием. А еще — участвуйте в конкурсе «Время выбирать», где можно почувствовать себя членом премиального жюри да еще и отличные книжные призы получить.

Вовлекайтесь в литературный процесс — и становитесь не пассивной, а активной его частью!

Все книги подборки

07.06.2018 15:41, @Labirint.ru



⇧ Наверх